Поставить женщину к Стене

«Как чувствует себя женщина в иудаизме?»

Буду с вами откровенна: это тот редкий случай, когда у меня сердце с умом не в ладу. «Женщины Стены» — группа религиозных феминисток, требующих дать возможность женщинам молиться вместе с мужчинами в молитвенных принадлежностях: талите и тфилин. То есть тут, в сущности, выдвигаются два разных требования. Часть «Женщин Стены» вполне бы устроила возможность молиться в тфилин на женской половине Стены плача. Это ортодоксальные феминистки. Но есть другая часть, которой этих полумер недостаточно. Это реформистки, которые требуют полного равноправия с мужчинами и хотят молиться у Стены без перегородок между мужской и женской половинами. Выступают те и другие единым фронтом, поэтому их внутренние разногласия мало кому известны.

Мне чисто интуитивно не нравится то, что они делают. Мне не нравится, как они выглядят. Мне непонятна и не близка эта их идея равноправного иудаизма. Я женщина-дос. Жена доса и мать досов. В моем понимании у мужчин и женщин разные задачи. И меня нисколько не смущает, что мужчины накладывают тфилин, а женщины нет. Да и слава богу. Мне б со своими заповедями справиться. Вот, к примеру, язык бы попридержать. Кроме того, я не могу отделаться от ощущения фарса. А этого я вообще не выношу. Но кто сказал, что мое или наше личное видение и ощущение — повод не давать людям видеть и жить по-другому.

В чем же причина новой войны? Итак, «Женщины Стены» борются за право молиться так, как считают нужным. То есть облачившись в талит и в тфилин. В ортодоксальном иудаизме и то и другое считается мужскими атрибутами, и женщина свободна от исполнения этих заповедей. При этом ей не возбраняется накладывать тфилин. А уж последний скандал с зажиганием ханукии на женской территории мне и вовсе непонятен. Заповедь зажигания ханукальных свечей касается женщин в той же мере, что и мужчин.

Эти женщины каждое новомесячье появляются на женской половине Стены плача в своих веселеньких разноцветных талитах при поддержке нескольких мужчин-феминистов. И возносят молитву к небесам. Ортодоксы не остаются глухи к их молитве и немедленно реагируют свистом и криками. Начинается заварушка. Поэтому при появлении «Женщин Стены» немедленно возникает полиция: будет экшн. Все фигуры расставлены. Партия начинается. Женщины в талитах и тфилин подходят к женской части Стены плача, ортодоксальные дамы немедленно организуются в боевом порядке. И-и-и… дубль первый! И так уже несколько лет. Я как-то раз попала на это мероприятие. Надо сказать, и те и другие приглашали меня с почестями.

Две вещи необходимо знать, чтобы составить собственное мнение о происходящем. Во-первых, традиция не запрещает женщинам накладывать тфилин. Но не принято делать это прилюдно. «Женщины Стены» правы: «не принято» — это еще не закон. И не причина не давать им этого делать. Во-вторых, Стена плача не является стеной разрушенного Храма: это часть стены вокруг Храмовой горы, которая была построена царем Иродом в I веке до новой эры. Так что святость этого места вторична. Святости ему придали молящиеся евреи, их живая вера, а не наоборот. Веками Стена плача была синагогой под открытым небом. Задолго до того, как возникли феминизм и реформистский иудаизм. Со времен Византийской империи, когда императрица Евдокия разрешила евреям молиться у Стены. Поэтому ортодоксальные евреи в большинстве своем видят в претензиях «Женщин Стены» не более чем фарс и провокацию.

«Если вам важно накладывать тфилин, почему обязательно у Стены плача, веками служившей традиционному иудаизму? — спрашивают они. — Если вы хотите молиться вместе с мужчинами, уже два года существует часть Стены к югу от моста Муграби, так называемая Эзрат Исраэль, выделенная Натаном Щаранским специально для совместной молитвы. Именно то, чего вы требуете. Оставьте нас в покое. Идите себе туда. Два года эта отведенная для вас территория пустует».

«Женщины Стены», со своей стороны, педалируют тему равенства между мужчинами и женщинами и между всеми течениями внутри иудаизма.

«Почему ортодоксы могут устанавливать законы для неортодоксальных евреев? — в свою очередь, спрашивают они. — Ведь Стена плача принадлежит всем. У вас нет монополии на Тору. Признайте, что мир и место женщины в нем изменились. Мы больше не зависим от мужчин, как раньше. У нас равные права. Мы работаем хирургами и учеными, хотим равенства и в молитве. Ортодоксальный иудаизм погряз в Средневековье».

Ортодоксы утверждают, что нынешние «достижения» «Женщин Стены» — это не конец. Они будут требовать уступок еще и еще. «Женщины Стены» празднуют победу и тоже считают это началом пути. Хотя непонятно, в чем победа. Ведь эту часть Стены плача они получили в свое распоряжение два года назад. Теперь им достался кусок пирога побольше — выделенная для них часть севернее арки Робинзона расширилась.

Но на войне как на войне. Никто не выиграл. Ортодоксы недовольны тем, что реформисты получили признание. Ортодоксальные феминистки недовольны тем, что не получили вообще ничего. Вместе с мужчинами они молиться не готовы. Пока еще не готовы. На женскую территорию их в тфилин все равно никто не пустит. Реформистки недовольны, поскольку в этом суть реформизма — наступать на ортодоксию и выводить ее из тьмы Средневековья.

Ждем нового витка. Будете у Стены — загляните, вдруг кто-нибудь и окажется в Эзрат Исраэль. Птица высокого полета.

ФОТО: Meghan O’Neill, flickr.com

Добавить комментарий

Adblock
detector