Выйти замуж за еврея и остаться холостой

Я думаю, это не будет открытием для читателя, что быть евреем в Российской империи было не просто. И поэтому время от времени евреи переходили в православие. Поводы для этого у всех были абсолютно разные. Мальчики хотели получить высшее образование, взрослые с образованием хотели продвинуться по карьерной лестнице, один раз мне даже попался несчастный отец незаконнорожденного ребенка, который никак по другому не мог его усыновить — обязательным условием было крещение в ту же религию, которую исповедует его сын.

В городе Елисаветграде была целая группа образованных и богатых евреев, которые уже во взрослом возрасте крестились сами и крестили своих взрослых детей в лютеранскую веру, которая считалась менее ужасной для исповедующих иудаизм и, что самое интересное, женились они потом тоже внутри этой группы. Некоторые из их потомков в СССР записали себя евреями. Те, очевидно, что крещение в данном случае было маскировочным шагом, и как только это перестало быть необходимо, его тут же отбросили.

Для чего крестились все вышеуказанные категории, вполне понятно. Но зачем это делали еврейские женщины и девушки?

Иногда причина была весьма банальна. Отсутствие денег или еще более фантастическая причина — неудачный брак

Любопытно здесь, насколько педантично государство российское подходило к любому вопросу и насколько тщательно проверяло правильность данных. Даже если они не имели отношения к сути вопроса. И только благодаря этому мы знаем, какие нюансы случались с оформлением документов и как так получалось, что человек есть, а документов – нет.

Попалось мне недавно на глаза очередное дело о девушке-выкресте и решила я его заказать и изучить – общего развития ради. И не прогадала. Потому что под этим делом скрывалась детективная история из разряда «Скандалы. Интриги. Расследования».

А называлось дело абсолютно банально: «О крещенной из евреев Анастасии Мирочниковой». Четыре года оно длилось. Империя вообще особой поворотливостью не отличалась. Сразу после крещения девушка Настя просит назначить ей пособие по бедности и на первое обзаведение. Как я уже говорила, одним из главных поводов креститься были деньги. Да, за это платили, и временами весьма неплохо. Плюс прятали от гневных родственников и позволяли проживать вне черты оседлости, где с работой было гораздо лучше.

Попросила Настя денег. И тут началось. Буквально шесть дней спустя в киевскую консисторию пришел запрос- кто такая и на каком основании. Те им честно ответили, что звалась она ранее Рухлей Зусевной Мирочниковой и лет ей двадцать от роду. И тогда запрос пошел по месту прописки барышни, в глухое село Сквирского уезда. И там вдруг выяснилось, что девушка наша совсем и не девушка, а вполне замужняя дама, и девичья фамилия у нее Портная, а Мирочник это ее муж. Но, несмотря на такие чудесные подробности биографии, девушка она честная.

Духовное правление удивляется подобному развитию событий и просит разыскать как самого Мирочника (Радомышльского мещанина), так и свидетельство об их браке. И вот тут начинается самое интересное. Собственно церковь интересует не сколько сам муж, сколько наличие у них детей женского пола. Потому что девочки были обязаны креститься вместе с матерью. А это неплохо повышает статистику и дает бонусы с премиями соответствующей церкви.

В процессе расследования выяснилось, что в городе Радомышль пара не женилась. Но буквально в декабре мужа нашли и допросили. Он сообщил, что женились они в том самом глухом селе, но брак нигде зарегистрирован не был, детей у них не имеется и, поскольку жить с православной он не согласен, то таковые и не планируются. Следующие полгода губернские клерки переписывают рапорты, которые чем-то не удовлетворяют начальство (Что в это время ест бедная Настя ?) Собственно, основная масса времени уходит на понимание, как это получилось: брак был, а документа нет. Следующие полгода думали, на кого бы списать такое явное безобразие, и тут скончался помощник раввина, который героев наших вел под хупу (в 17 лет замуж девицу выдали, изверги). Помощник скончался. Его тут же сделали крайним и перешли к следующим, более насущным вопросам.

Протокол подписал папа Насти и еще каких-то два еврея, один из которых как раз таки оказался грамотным. В итоге дело заканчивается всего-то четыре года спустя следующим заявлением: «Настоящей православной незамужней признать, из семейства отца выписать, мужа считать холостым, денег дать».

Деньги, кстати, дали всего-то два года спустя. Подозреваю, возникли реальные опасения, что не доживет.

Ну а нам-то вроде бы какая польза от этого чудесного дела?

Во-первых, мы узнали, что не на каждое событие есть документ.

Во-вторых, мы познакомились с обширной еврейской географией и миграцией.

Дело начиналось в Киеве, свадьба происходила в селе Бровки, в корчме Софиевка, между Паволочской мещанкой и мещанином Радомышля, а свидетельские показания все стороны давали во Вчерайше. Такая вот загадочная история, над которой бились тогдашние клерки несколько лет. Потому и сегодня отыскать свои корни многие не могут годами. С такой-то историей с географией.

Добавить комментарий

Adblock
detector