Везти ли Васю в Израиль?

Если вас привлек этот вопрос, то, возможно, вы догадываетесь, что Вася – не кот. А, скажем, юноша лет четырнадцати. Представим, что вашей улыбки, кашки и кошки уже недостаточно для Васиного счастья, а большой неизвестный мир уже на пороге. В каком-то смысле тайные агенты из этого мира (смартфоны и компьютеры, например) уже проскользнули в Васину комнату и прячут там Васю от вас. Может, у вас возникает мысль о том, что вы еще могли бы, еще хотели бы что-нибудь сделать для него, за него. Может, все же совершить рывок, пока он еще ребенок? Может, в Израиль?

Иногда очень сложные решения принимаются легко. Когда нет выбора или нечего терять, или когда существует мощный тренд. В 90-е люди уезжали, потому что уезжали друзья и родственники, все вокруг стремительно менялось, и решение зачастую принималось эмоционально и спонтанно. Левка с Яшкой уезжают, Манька с Сильвой тоже, что я останусь, что ли? Детей тогда особо не спрашивали. Сегодня ситуация для многих не такая отчаянная, и есть желание и, казалось бы, возможность взвесить все за и против и принять решение обдуманно и рационально. Хотя и в самом рациональном решении есть много неосознанного и эмоционального, особенно когда это касается детей. Но попробуем все же совершить невозможное и разложить все за и против. Без эмоций. По пунктам. Или типа того.

Кто-то из уже прибывших скажет, что эмиграция в Израиль была обретением дома, кто-то – операцией без наркоза; есть люди, которые бросают обеспеченную и устроенную жизнь в СНГ, и приезжают сюда с невнятными перспективами на работу, без квартиры, связей – по зову сердца, по болезни, из желания попробовать что-то новое. Всякое возможно. Однако, тем, кто еще не доехал, для кого я сейчас пишу эту статью, предлагаю следующую метафору: эмиграцию, если она задумывается и осуществляется по свободному выбору, можно назвать большим экспериментом. Цель: улучшение жизни семьи в целом и подростка в частности.

Дальше любой серьезный экспериментатор должен получить разрешение на свой эксперимент в комитете по этике — так заведено c 1964 года, когда была сформулирована Хельсинская декларация. Суть этой декларации в том, чтобы удостовериться в согласии участника на эксперимент и не навредить ему.

Итак, речь о семье, в которой живет 14-летний подросток Василий. О чем бы гипотетически спросили родителей, если бы они в такой комитет по этике обратились?

1. Согласен ли Вася на эксперимент и есть ли у него возможность поменять свое мнение в ходе эксперимента?

Задавать подросткам вопрос о том, чего они хотят, – занятие неблагодарное. Они понятия не имеют чего они хотят или не хотят, утверждают то, о чем ничего не знают, у них семь пятниц на неделе, и завтра они передумают и захотят чего-нибудь еще. И вот вы затеваете с Васей разговор, предлагаете эмиграцию, новый опыт, приключение или просто последовать за вами… Как он реагирует? Готов ли расстаться с юношеской любовью, друзьями? Или наоборот? А вы вот были ли готовы? Вариантов много, и диалог очень важен: что-то Вася про себя знает, и у мамы с папой есть шанс это услышать. За неразборчивыми, эмоциональными, или наоборот, отчужденными и слишком тихими словами, а порой и вовсе молчанием, увидеть мир Васиных переживаний. Тут всегда полно загадок и загвоздок, можно обсудить их со специалистом. Что бы вы ни решили, этот разговор укрепит вашу связь, ведь Вася знает, что его отношение к вопросу вас искренне интересует, и что он не разочаровывает вас, если испытывает трудности или не в восторге от ваших предложений.

Кстати, а Вася может передумать? Около 17% подростков, приехавших в Израиль, в конце концов возвращаются или ищут дом в другом месте на шаре.

2. Преимущества и риски эмиграции

А еще в комитете по этике родителей бы попросили аргументировать, что баланс преимуществ и риска в пользу ребенка. И вы бы подумали — о, это достаточно сложно. Берем лист бумаги и пишем. Или в уме.
В Израиле — демократия, свобода слова (в своих пределах) и пока мир и процветающая экономика. Это плюс. В Израиле семь месяцев лето. Надеемся, Вася любит лето. В Израиле развит хай-тек. Силен ли Вася в математике? А Васин папа? Если да – пишем жирный плюс.

Как даются языки – легко или совсем нет? Сможет ли говорить на новом языке, зная, что ошибается в каждом слове или будет молчать, замыкаясь в себе и стесняясь? Если не перфекционист, то снова плюс.
Общителен ли или трудно сближается с людьми? Как относится к собственным трудностям, как развита самоподдержка, может ли справляться самостоятельно? Готов ли говорить о трудностях или уйдет в себя?

Если Василий очень чувствительный, если все новое его пугает, если он склонен замыкаться и остро реагировать на неудачи и ошибки, то может понадобиться много поддержки. Если умеет принять помощь, несмотря на подростковый возраст, – большой плюс. И еще до отъезда, можно отметить те пункты где, возможно, будут трудности. Ведь никто лучше вас вашего ребенка не знает.

Итак, в пользу эксперимента — возможность интеграции в новое общество, а риск – эмоциональные трудности, которые безусловно могут повлиять на учебу и замедлить адаптацию. Трудностей и замедлений необязательно бояться. Можно подготовиться. Хотя… иногда – нельзя.

3. Есть ли у вас план, мистер Фикс?

Обязательно спросят. Скажите, что вы подыскали систему, в которой Васе будет максимально комфортно или хотя бы выносимо на первое время. Например, школу в которой много русскоязычных детей — в том случае если есть проблемы с языками и общением.

Скажите, что у вас гибкий график ожиданий, и вы не впадете в истерику, когда выяснится что прошло полгода, а иврит так и не выучен, да и с математикой все, мягко говоря, не очень хорошо. Поклянитесь.

4. Во время эксперимента может увеличиться психологическая уязвимость всей семьи и подростка. Есть ли у мамы с папой подобный опыт? Как они обычно справляются?

Как мама с папой переживают кризисы, когда старые смыслы потеряны, а новые еще не найдены? Это вопрос большой и важный, и просто очень интересный. Идеи и цели, статус и работа, язык и окружение – все меняется в процессе эмиграции. Иногда «перемен требуют наши сердца», и все же – «новый поворот, что он нам несет?» Как мама с папой отнесутся к тому, что Вася на какой-то период окажется сконфужен, перестанет верить в светлое будущее, учиться на полную катушку или мало ли что еще? Как мама с папой отнесутся к тому, что это происходит с ними самими?

Иерархические отношения с детьми больше не состоятельны. Насильственное навязывание детям норм поведения и мысли может закончиться разговором с полицией. Это, конечно, грустно, и никак не помогает понять, как же оставаться авторитетом для Васи в новой неизвестной жизни. Многие старые сценарии больше не в помощь, а для некоторых нужно искать новый саундтрек. Например, «я очень обеспокоен тем, что ты уже несколько раз курил марихуану. Ты мне важен, я надеюсь, что и тебе важно то, что я тебе говорю. Я разочарована тем, что ты пять часов в день проводишь за компьютером. Возможно, ты беспокоишься о чем-то. Я была бы очень рада, если бы ты поделился со мной». Попробуйте в темпе адажио. Экспериментируйте!

Расширение родительского репертуара — непростой труд. Тем не менее, он не гарантирует более легкой адаптации, однако может прибавить устойчивости. Вася оценит тот факт, что родители способны кое-что изменить в своем мировоззрении и не оставить его в одиночестве, а, значит, и он справится. Человеку свойственна способность к адаптации. При наличии поддержки Вася довольно быстро выучит иврит, привыкнет к новому месту, и, с божьей помощью, ему здесь понравится.

Все вышесказанное в той же степени относится к случаю, если у вас вдруг девочка. Хотя нет, в этом случае все, конечно, намного сложнее.

Добавить комментарий

Adblock
detector