Берегись велосипеда

В Израиле довольно дорогой транспорт. Как сэкономить на проезде?
Зина, Рамат-Ган

Полгода, как я живу в Тель-Авиве. И лишь однажды я воспользовалась общественным транспортом: проезд дорогой, город маленький, поэтому велосипед — идеальный вариант. Достался он мне за 150 шекелей. Очень дешево по израильским меркам. Все просто: он краденый. То, что он краденый, я узнала, проездив на нем с неделю и навеки влюбившись в него — в немного сумасшедшего, хулиганистого, живущего своей жизнью, но никогда меня не подводившего.

Свой велосипедный страх я переборола в первые пять минут езды. Дело в том, что Тель-Авив — очень велосипедный город. Велодорожки, велосипеды напрокат, хипстеры на двухколесном с домашними питомцами в корзинках на переднем колесе, домохозяйки с горшками для цветов, продуктами на семейный ужин и с детьми там, где у хипстеров питомцы, пожилые дедушки в твидовых пиджаках, носках в горошек и в дурацкой бабочке. Непрекращающиеся звуки тормозов, колес и звоночков… Кажется, к нам все уже привыкли. Иногда водители на дорогах злятся, если ты норовишь их подрезать или обогнать, но чаще терпеливо ждут.

Неудивительно, что велосипеды покупают, воруют, продают ворованные и снова покупают. Такой себе круговорот велосипедов в природе.

А иногда воруют какую-то часть. Седло, например. Как это случилось со мной неделю назад. Хорошо, что есть хороший друг Замошик, который отдал свое. Ведь новое сиденье стоит столько же, сколько весь мой велосипед.

По своей природе я человек доверчивый, поэтому, когда несколько дней назад одна израильская бабушка, «божий одуванчик», предложила мне присмотреть за моим велосипедом, пока я буду в магазине покупать себе овощи, я, конечно, согласилась: велосипедный замок забыла дома, а оставлять велосипед без присмотра или въехать на нем в магазин не вариант.

Милое восьмидесятилетнее создание в белоснежной накрахмаленной блузке, с крошками пахучей булки на коленях (она кормила на площади голубей) и с белоснежным лохматым псом породы пули. Ну как можно подумать, что ОНА в ИХ банде?

Вернувшись спустя минут десять с тающим мороженым, купленным в благодарность бабушке за ее работу охранника, конечно же, я не обнаружила ни бабушки, ни пса, ни велосипеда. Мучилась, страдала и, наверное, впервые материлась вслух я недолго.
Она ехала! И мне казалось, что ехала быстрее, чем я. По дороге! Машины, как Красное море, расступались и пропускали старушку-разбойницу. С высунутым языком ее сопровождал лохматый друг.

— Простите, не удержалась. Когда я была молодой, у меня был велосипед. Один велосипед все двадцать лет. Ни с одним мужем я не прожила столько лет.

Я ее поняла.

Стать велосипедным наркоманом очень и очень просто. Для этого нужно хотя бы раз запрыгнуть на двухколесный около полуночи, когда дороги уже пустые, или на рассвете, часа в четыре, когда дороги еще пустые, и ехать. Просто ехать. Неважно куда. Теряясь в пустынных улочках, катаясь туда-обратно вдоль моря и, конечно же, нарушая все дозволенные правила на дорогах с разметками, пока машины, как и их хозяева, припаркованы, первые — у дома, вторые — в кроватях.

Кстати, про тот единственный раз, когда я изменила своему велосипеду с автобусом…
Гуляя по старому Яффо около блошиного рынка, я вдруг вспомнила, что мне нужен стул. Очень-очень нужен стул! А так как у израильтян есть привычка все ненужное в доме выносить на улицу, а у других израильтян — все это подбирать и нести к себе домой, я решила ощутить себя в роли вторых.

Мои поиски клада остановились в одну секунду, когда я проходила мимо одного из баров. Деревянные высокие стулья. Черные, белые, коричневые. Все переливаются на солнце. И я поняла: нашла! Бородатый бармен позвал хозяина. Вышел молодой парень, немного застенчивый.

— Здравствуйте. Я недавно в стране. У меня дома нет стульев. Продайте мне, пожалуйста, один.

Он молча отошел и через минуту вернулся с двумя стульями.

— Это вам.

Я достала кошелек.

— Ничего не нужно.

Я попыталась что-то сказать, но он меня прервал и ушел в бар.

В то утро я ехала на автобусе. В первый и в последний раз. А вечером вернулась в Яффо, в тот бар, с творожно-фруктовой запеканкой, которая еще час назад пеклась на моей кухне. Я подошла к столику, где сидел хозяин бара, поставила запеканку и быстро ушла, не дав ему ничего сказать, так же как он утром не дал сказать мне.

Возвращаясь домой на велосипеде, ожидая на переходе, когда включится зеленый свет, я встретилась со своим пропавшим седлом. Оно было на велосипеде кудрявой эфиопки. Она улыбнулась мне. И я улыбнулась ей тоже.

Добавить комментарий

Adblock
detector