Увидеть город глазами того, кто за него отвечает

В Ришон-ле-Ционе была много раз, и на этот — поехала только потому что Алина ( Алина Ребель, главный редактор блога «Шакшука») не смогла. А «Шакшуку» пригласили в пресс-тур к мэру Ришона. Накануне встречи позвонила явно улыбчивая девушка и рассказала , как всё будет. Автобусная экскурсия по городу с мэром! Это было главным поводом поехать — увидеть город глазами того, кто за него отвечает.

В 10.30 я была в ирие ( городская администрация). Там уже вовсю общалась русскоговорящая журналистская общественность. В основном люди знали друг друга, и говорили на одном языке во всех смыслах этого слова. Я успела за минуты до начала, по дороге у меня закончилась вода. Когда забежала в зал, меня спросили, предложив кофе и сладости: «А вы кто?» – «Шакшука, воды!»

Пресс- тур – частая практика встреч русскоязычной ( и с хорошим ивритом) прессы с главами городов. Сначала нам кратко рассказали о работе мэрии, показали два документальных фильма о прошлом города, которое не только сохранено бесценной кинохроникой, но сохраняется и сегодня: в традициях, атмосфере, аллеях и садах. Ещё показали работу одной из административных служб – компактно организованный open space, на стене которого – весь город, как на ладони ( если её сильно приблизить к лицу ). Камеры. Много камер. Необходимость приморского города — дополнительные глаз да глаз. Чтоб спокойно было и местным, и туристам. Туристы, правда, не знают об этом, но авансом имеют на суше дополнительную защиту.

Я вероломно ждала экскурсию. На которой потом каждую минуту мечтала вернуться скорее сюда, рассказать, пересказать своим, поделиться, приехать каким-то утром в это кафе, где много неба, у ног кувшинки, а кругом иврит — не только в разговорах, а в буквах, строчках, смыслах.

Это ган бе иврит — сад, устроенный на месте бывшей военной базы, о котором мэр Дов Цур говорил так, словно рассказывал о своих внуках. Говорил еще о совсем свежих новостройках, о квартирах для молодых семей города, о самом крупном концертном зале страны, который не простаивает, о найденном в городе озере, о детских центрах по всем интересам, какие только можно представить. Даже о каких-то обычных перекрёстках, на которых просто кипит ежедневная жизнь – Дов Цур говорил…. как это сказать, чтоб без пафоса обойтись, ну влюблённые люди так говорят. И чтоб нас заодно влюбить. С гарантией.

Пока мэр говорил на иврите, у меня возникали вопросы на русском. С ними я пошла к той улыбчивой девушке, из телефона. «Да, он такой, очень искренний, хотя и жёсткий, он же аудитор, а мэром стал 7 лет назад, — рассказала мне она. — А ещё он родился здесь, в Ришоне, и просто осуществил свою мечту. А он мечтал стать мэром родного города».

У меня нет пиетета к известным людям, к чиновникам, тем более к их должностям. Есть к искренним, уязвимым, профессиональным и влюблённым. И тем, кто смог помочь быть своей мечте. Корявое предложение, знаю, три глагола подряд. Но без них мечты не работают.

По дороге домой в Холон подумала — если бы не наш кабинетный рояль, который может появиться в квартире только с помощью подъёмного крана, я бы легко допустила мысль о переезде. И не одну. Но, возможно, Холону тоже повезло с мэром, просто я об этом ещё не знаю.

Добавить комментарий

Adblock
detector