И ты этой компании радуешься

«Как в Израиле относятся к животным?»

другие ответы на этот вопрос

Вот идешь ты, допустим, по ущелью где-то в районе Мертвого моря. Горячие скалы, узкая тропа под ногами да полоска неба над головой ненамного шире тропы. И никого вокруг. Внезапно кто-то рядом начинает переговариваться мягкими мелодичными голосами, и, оглянувшись, ты видишь, что уже не один. Несколько черных изящных птиц с яркими оранжевыми полосками на нижней части крыльев составляют тебе компанию. И ты этой компании радуешься.

Эти птицы — тристрамийот, тристрамовы длиннохвостые скворцы, которых раньше называли скворцами Мертвого моря, потому что считали, что живут они только здесь. Потом, правда, выяснилось, что, кроме окрестностей Мертвого моря, тристрамовы скворцы встречаются и в Иордании, и в Саудовской Аравии, и в Йемене. А у нас еще и в Негеве. А однажды я встретила весьма озадаченную пару тристрамийот аж в Иерусалиме, где они, шарахаясь от наглых столичных голубей, с видом провинциалов робко перепархивали над площадью Стены.

Названы птицы в честь интереснейшего персонажа — англичанина Генри Бейкера Тристрама. Одновременно священник и сторонник эволюционной теории Дарвина, страстный натуралист и путешественник, живший в XIX веке, человек, влюбленный в Святую Землю и исследовавший ее природу во время нескольких своих поездок сюда. Именно Тристрам открыл и описал длиннохвостого скворца, названного в его честь.

Тристрамов скворец — один из моих любимцев, если уж начистоту. Прежде всего, они удивительно обаятельны. Ясные глаза, живой характер. Доверчивы, но ненавязчивы. Трогательно садятся на руки и плечи, осторожно берут с ладони лакомства. Вместе с тем у них нет требовательного хамства, скажем, голубей с венецианской площади Св. Марка и прочих подобных мест.

Кроме того, симпатична их семейная жизнь. Тристрамовы скворцы образуют пары на всю жизнь. При этом они трогательно держатся вместе не только тогда, когда откладывают яйца, выращивают и воспитывают птенцов. Они не разлучаются даже зимой, когда тристрамийот сбиваются в стаи по сотне и больше особей. То есть они в толпе, но как-то отдельно, все время друг с другом. Нежно перебирают супругу перышки на затылке, делятся едой. Или просто сидят рядышком. Он — с иссиня-черным блестящим оперением, смелый и предприимчивый. Она — чуть в коричневый, со светло-серым воротничком на шее, застенчивая и гораздо более робкая. Наблюдать за ними одно удовольствие.

Однажды я видела, как пара родителей-тристрамийот воспитывала подростка-слетка. Тот ни за что не желал учиться есть самостоятельно! Хныкал и требовал, чтобы еду ему вкладывали прямо в широко разинутый рот с желтой птенцовой каймой по краям. Родители просто перестали замечать ленивого юнца. Он заискивал, забегал вперед, приседал то перед папой, то перед мамой. Всем видом показывал, что сейчас умрет от голода — вот, вот, уже умирает!

Не умер. Где-то через полчаса впервые в жизни отыскал свое первое семечко и, гордясь собой, торжественно его съел.

А совсем недавно я кормила пару скворцов, видимо, находившихся в разгаре брачных ухаживаний. Самец изо всех сил старался показать своей самочке, насколько он смел, добычлив и заботлив. Дошло до того, что он отогнал от меня свою подругу, взял лакомство из моих рук и немедленно с нежностью скормил своей невесте, которую только что от этого угощения довольно грубо отпихнул.

ФОТО: из архива автора

Добавить комментарий

Adblock
detector