Тимбилдинг по-израильски

Первый день на курсе экскурсоводов. Специально приглашённая массовик-психолог-затейник – тётка неопределённого возраста в похожей на парашют разноцветной юбке, скрывающей то, что когда-то называлось фигурой, с коротким ёжиком оранжевых волос и лицом, не знавшим косметики, – пытается из группы людей, случайно пересёкшихся на короткое время на каком-то отрезке жизни, слепить коллектив. Она старается создать дружественную атмосферу и растопить лёд взаимного недоверия, обучая нас различным техникам и методам экспресс-дружбы.

Для начала тётка попросила каждого написать своё имя на бумажке и приклеить бумажку к одежде. Приклеили. Первый шаг к превращению безликой толпы в коллектив сделан.

— Давайте, каждый вкратце расскажет о себе. Начнём вот, например, с Гади, — и она указала пальцем с неровно нанесённым зелёным лаком на молодого человека, сидящего напротив неё.

— Ну, что я могу про себя рассказать? – засмущался молодой человек с наклейкой «Гади» на груди, — Я недавно демобилизовался. Служил в танковых войсках.

— Замечательно! Расскажи нам, почему ты выбрал именно танковые войска?

— Да я не выбирал. Мне сказали – тюрьма или танк. Я сказал «тюрьма». Отсидел месяц в тюрьме и оказался в танке.

— Да…интересная история. Ну, а теперь Йоси, — затейница всем корпусом повернулась к господину в шортах и тапках, — Расскажи о себе.

— Я безработный, — гордо отрапортовал Йоси, — Поэтому у меня много времени учиться.

— А что ты делал до того, как потерял работу?

— Я тоже был безработным, но в другой области.

— А теперь Асаф, — она обратилась к лысому парню с серёжками в каждом ухе, в обтягивающей маечке и белых кедах, — Расскажи, пожалуйста, о себе, о семье, о детях. У тебя есть дети?

— Мне 38 лет, — радостно сообщил Асаф, — Детей у меня нет. Я живу с другом в Северном Тель-Авиве. Мы вместе руководим клубом для сексуальных меньшинств. У нас по четвергам тематические вечера. Там очень интересно. Всех приглашаю. Приходите. Кстати, хорошо для сплочения коллектива.

— Придём, обязательно придём, — поспешно заверила психологиня и тут же переключилась на небритого татуированного парня атлетического сложения, — Прости, не могу прочитать твоё имя.
— Кон-стан-тин, — с достоинством по слогам произнёс атлет.

— Какое красивое имя! Я его обязательно запомню. Расскажи нам, пожалуйста, Борис, что тебя привело на курс.

— Кон-стан-тин, — повторил молодой человек, — Я демобилизовался три года назад. Служил я…, впрочем, неважно, где я служил. Последние два года охранял израильских бизнесменов на Кавказе и в Средней Азии.Сейчас ищу занятие поспокойней: альпинизм, скалолазание, ночные переходы по пустыне, ныряние.

— Отлично, — объявила массовик-психолог, — теперь перейдём к следующему заданию. Поговорим об именах. В каждом имени есть смысл. Ведь это очень интересно: мы не выбираем себе имя, его нам дают родители – в честь кого-то из предков или просто так, а мы уже с этим именем живём всю жизнь, и, возможно, имя в чём-то определяет нашу судьбу. Начнём с Орель, — она указала на красивую блондинку, сидящую рядом с Константином-Борисом, — Кто тебе дал такое красивое имя?

— Сама придумала. Меня, вообще-то, Оксана зовут. Я, когда первую работу искала, резюме разослала с именем «Оксана». Никто даже не позвонил. А когда я на «Орель» исправила, сразу стали на интервью приглашать. Я, правда, ещё из резюме убрала Краснодарский институт культуры – он не очень актуален для работы тестера компьютерных программ.

— А каково происхождение твоего имени, Эфрат?

— Бабушка просила назвать меня так в честь её мамы, моей прабабушки, которая умерла в Польше ещё до войны. Её звали Сара-Броха-Тойба.

— А какая связь с Эфрат?

— Вот и я хочу знать. Но бабушка умерла, когда мне было четыре года. А больше никто не помнит.

— Да, в каждом еврейском имени частичка истории нашего народа. Вот твоё имя, Муки, — обратилась она к смуглому человеку в очках, — это сокращение от «Менахем» или от «Михаэль»?

— Это сокращение от «Мухаммед»…

— Теперь давайте поиграем в игру. Мы ведь живём в маленькой стране, где практически все друг друга знают. Два человека, случайно разговорившись в очереди в поликлинике или в автобусе, или в банке, через пять минут находят общих знакомых. Вы сейчас разобьётесь на пары. Каждая пара беседует пять минут и пытается найти общих знакомых. Разделились на пары? Очень хорошо. Начали! Время пошло!

Через 5 минут:

— Стоп! Давайте проверять. Анат и Дани, нашли? Рассказывайте!

— Мы сразу нашли общего знакомого. Анат – врач-венеролог, а мой хороший друг как раз вернулся….

— Всё, спасибо, дальше не продолжайте.

— Рафи и Эли, пожалуйста

— Нашли за одну минуту. У Рафи компания, занимающаяся установкой кондиционеров. Они ставили кондиционер моему соседу. Рафи с соседом четвёртый год судится.

— Так твой сосед ненормальный

— Согласен, он сумасшедший, но ведь задание было найти любого общего знакомого, не обязательно нормального. У нас страна маленькая, а нормальных в ней совсем мало.

— Замечательно. Бени и Томер, пожалуйста.

— Мы, оказывается, знакомы через социальные сети. Участвовали в одной дискуссии в Фейсбуке. Я там назвал Бени подонком, мерзавцем и левацким ублюдком.

— А я сказал, что Томер фашист, расист, и пусть он убирается из нашей страны. Вот теперь мы познакомились лично. Томер оказался очень приятным человеком. У него трое детей и собака. Он работает вместе с сестрой второго мужа моей первой жены. То есть, мы почти родственники.

— И Бени, оказывается, совсем не подонок, а, наоборот, милый человек. Работает в банке. А ещё он волонтёр в доме престарелых.

— Прекрасно! – подвела итог женщина-психолог-затейник, — Видите, как всего за один час мы из группы чужих людей превратились практически в одну семью.

Добавить комментарий

Adblock
detector