Сын уехал учиться в Израиль

Нас двое. Нет, конечно, нас четверо: жена, я, двое сыновей. Но все же двое. Один сын уже взрослый — в этом месяце ему стукнет 23, он дослуживает третий год в Военной полиции Израиля, проверяет въезжающих в Иерусалим. Конечно, ребенок – всегда ребенок, но все же у него своя взрослая жизнь, свои радости и проблемы, свои друзья и подруги. Второй в сентябре уехал в Израиль по программе – учиться в старшей школе и получать аттестат о среднем образовании. Ему пока пятнадцать, почти каждый день мы списываемся или созваниваемся в WhatsApp, по скайпу или телефону. Но мы тут, в Москве, а он там, в общежитии в Герцлии.

Одиноко ли нам? Да, конечно. Мы скучаем и он, наверное, тоже, хотя и старается не подавать вида. Первые два месяца по программе прошли быстро и без особых проблем – было много праздников, класс по мере приезда детей только формировался и часть предметов даже не начали преподавать. Ребят практически сразу начали приучать к самостоятельности: они дежурят в столовой, убирают в своих комнатах, на территории, на этажах, в туалетах и душевых. Кормят их в столовой, мы в ней были летом, когда приезжали в школу пообщаться с персоналом и посмотреть, что и как. Обычная столовая, похожая на те, что были в хороших советских пионерских лагерях. Только еда израильская, конечно. Это, кстати, создает проблемы для некоторых детей – не всем нравится. Другая проблема – дисциплина, за нарушение времени отбоя наказывают все общежитие, а не нарушителей, приучают чувствовать себя коллективом. А у некоторых появились и другие проблемы – поздно встают, пропускают. К нам это, слава богу, не относится.

Маму и папу, конечно, заменить сложно, но с детьми возятся так называемая «мама дома», вожатый и координатор программы в школе. Даже классный руководитель общается с родителями в WhatsApp, а недавно прислали данные для входа в электронный дневник. Но мы беспокоимся все равно. Сын уже ездил на экскурсию и успел обгореть во время поездки в Мицпе-Рамон и простыть (да-да, в Израиле можно простыть, когда на улице +30). Но главное наше беспокойство связано с учебой. Что о детях хорошо заботятся, мы с женой не сомневаемся.

В первые полгода, а то и в первый год очень много иврита, а так как в день может быть только определенное количество занятий, это мешает учить все остальные предметы. Пока нет физики, например. Но уроков все равно по 9-10 каждый день. Надеемся, что постепенно ситуация выправится, поскольку школу мы выбирали сознательно ради точных наук. И, несмотря на все рейтинги и заверения друзей и знакомых, трудно убедить себя, что школа сильная. В Москве-то мы школу знали, ходили на родительские собрания, разговаривали с учителями, а тут остается только бомбардировать вопросами классного руководителя и надеяться на лучшее.

Возникают и чисто бытовые проблемы – нужно разобраться с проездными, с телефоном, с другими ребятами, что-то уже потерялось, что-то закончилось. Но проблемы потихоньку (как любят говорить в Израиле, «леат-леат») решаются. Недавно ребят записали в разные кружки, в ноябре они уже должны начаться. Наш записался на крав-магу и создание мобильных приложений. В общем-то, получается, что на программе всем обеспечивают – жилье, еда, поездки по стране, учеба, дополнительные занятия. Мы бы с женой и сами не отказались от такой учебы.

Кстати, сыновья с 6-7 лет играют в шахматы. У младшего сейчас 1-й разряд и в Герцлии ему нашли кружок, где он сможет заниматься и дальше. После первого занятия сказали, что поищут кружок посильнее – уж больно высокий у него уровень. Чем не повод для оптимизма?

Добавить комментарий