Сами вы сырная алия

Поняла внезапно, что меня безумно обижает это израильское наименование уехавших в последние годы «русских» евреев – «сырная алия». Вот прямо до трясущихся рук злит.

Ок, тем, кто оказался в Израиле двадцать лет назад, повезло. Их мамы и папы сообразили свалить в 90-е или в 80-е, или когда они там понауехали и понаоставались. Мои родители не уехали. Папа делал карьеру в академии и строил бизнес, верил в то, что здесь будет какой-то пристойный бизнес и ему нужны будут банки и их сервис. Мама преподавала математику, и вообще ни в какой Израиль не стремилась.

А я в двенадцать лет провела все лето в библиотеке, выписывая в тетрадку все, что найду в книгах про Израиль. Срисовывая карту. Проводя очертания Кинерета и Мертвого моря. Разыскивала в библиотеках намеки на интересных мне авторов. Читала единственного, кого нашла, — Шолом-Алейхема.

А в восемнадцать я здесь по крупицам выгрызала из воздуха хоть какую-то еврейскую жизнь. Ходила в синагогу, чуралась незнакомых, не понимала как себя вести.

В двадцать пошла работать в Израильский культурный центр вожатой и наконец-то оказалась среди своих. И все это время страстно мечтала уехать. Так сложилось, что у меня не было (и нет) документов, которые позволили бы мне это сделать.

При этом в тридацать три я за свои деньги, за свои пять тысяч долларов, поехала на Масу, чтобы жить там в общаге. Не как ваши дети — за счет государства, а за свой собственный счет. И учить иврит, до сведенных пальцев исписывая тетрадки. Я сдала свой алеф на 100 баллов, потому что за пять месяцев у меня был уверенный бет, а никакой не алеф.

Я безумно хотела жить в Израиле. И хочу. И, если Б-г даст и мои сорок лет пустыни закончатся, я с удовольствием приеду. Но если хоть одна зараза назовет это сырной эмиграцией, я, честное слово, не сдержусь. И отвечу. На чистом матерном иврите, который я отлично освоила в сельскохозяйственном колледже Петах-Тиквы.

Всем шалом.

Добавить комментарий

Adblock
detector