Как рэга у виска

«В чем особенности израильского менталитета?»

Канадцы говорят о своей стране, что в ней много географии, но совсем нет истории. Об Израиле можно было бы сказать, что тут все наоборот: куча истории и никакой географии. Однако мы так не скажем, поскольку география здесь все же имеется, но в таком, я бы сказала, заархивированном, «зазипованном» виде. Все предельно сжато и утрамбовано: места-то мало, развернуться-то негде, а ведь как хочется! Чтобы и пустыня, и море, и горы, и водопады, и заснеженный (местами и временами) Хермон! Ну вот и развернулись как могли, вот и свернули все в трубочку, упихали, уместили, попрыгали сверху, чтобы влезли еще труднодоступные козьи фермы в горах, деревни художников, ручьи с форелью, озера рыбные и перелетноптичьи. Уф, все. Застегнули. Есть у нас география.

Но с историей, конечно, даже сравнивать не будем. История тут, напротив, вполне развернутая, распакованная, развалившаяся поверх мелкой географии, как плотно отобедавший кот поперек хозяйских костлявых колен. История тихонько звенит в полуденном воздухе, заплывает под каждый камешек, затекает в каждую расщелину.

И накладывает определенный отпечаток на взаимоотношения израильтян со временем.

Их, эти отношения, не опишешь коротко — ни одним предложением, ни одним абзацем, ни страницы не будет здесь достаточно, ни книги. То с одной стороны можно было бы осмотреть и описать их, то с другой, начать громоздить концепцию поверх теории, навалять небольшую библиотеку на эту тему — и все было бы мало.

Я же предлагаю ничего этого пока что не делать, а попытаться постичь одно-единственное израильское выражение, вернее, выражение-жест, ибо одно тут неотделимо от другого, предлагаю посмотреть, как обращаются со временем здешние жители, как комкают его, третируют, взнуздывают, понукают, дергают за поводок, кричат ему «тпрууу!». Короче, если кто еще не понял, я предлагаю поговорить (немного) о рэге.

Долгое время я в рэгу не врубалась. То мне чудились распальцованные итальянцы из «Бриллиантовой руки», то, наоборот, «рабочий тащит пулемет — сейчас он вступит в бой! сейчас-сейчас! уже! вот почти вступил!» Жест (если кто не знает, сложенные в щепоть пальцы, направленные вверх и весьма энергично поднесенные почти к носу собеседника; жест может сопровождаться словом «рэга», а может существовать и сам по себе; означает призыв подождать, не мельтешить, не толкать под локоть, буквально: «минуточку!») — так вот, жест этот казался мне попеременно то агрессивным, то шалопайским, то просто хамским. А иногда,  напротив, униженным, вот этим «сейчас-сейчас, уже-уже, сию секунду, чего изволите».

И я, конечно, ошибалась. О-о-о, как я ошибалась! Никакого «уже-уже» тут нет и в помине, как нет и агрессии, и вот этого вот, не к ночи будь помянуто, «давай-давай» или «куда прешь!». Если уж непременно хотите аналогов, то это, конечно, «притормози, мгновение, ты немного короткое и шумное, а у меня важная работа/разговор/еще какое дело, и я его закончу, хоть бы мне там что. И сразу тебя отпущу, дорогое мгновение. А сейчас не мешайся».

Вам могут показать рэгу из открытого окна машины на светофоре — когда водителю вдруг покажется, что вы как-то излишне взрыкиваете мотором, торопясь рвануть вперед при первом намеке на зеленый, и вносите излишнюю нервозность в шоферские ряды. Вам может, не поворачиваясь, ткнуть рэгу под нос человек с телефоном в руке: он в этот телефон беседует, вы к нему лезете, он не может разорваться, не может вот все бросить и начать объяснять вам и так очевидную ситуацию и указывать на всю степень ее абсурдности — он вскидывает руку в понятном жесте, способном мгновенно устыдить и укротить назойливого незнамо кого, лезущего поперед батьки знамо куда. Рэга — это такая моментальная групповая медитация, напоминание о правильном порядке действий и событий, рывок за рукав — назад, к изначальной гармонии мира и державной поступи минут-иноходцев, волокущих его неподъемный воз.

Этот жест мог возникнуть только в Израиле, где каждая рэга воспринимается как своя, домашняя, как предмет обихода, как питомец, драгоценный, но капризный. Маленькая симпатичная лошадка времени, упитанная и ухоженная — грива с косичками и ленточками, пузико круглое; мы тебя любим, в мокрый нос целуем, но бежать впереди нашей арбы все же не позволим. У нас есть план, дорогой окружающий нас мистер Фикс, и мы намерены придерживаться намеченного во что бы то ни стало.

Так что не мельтешите, господа. Никто уже за вами не гонится.

Рэга, рэгаСавланут*.

___
*Савланут — терпение. О нем в следующий раз.

Добавить комментарий

Adblock
detector