Один Пурим и двое похорон

«Как в Израиле отмечают праздники?»

Пурим — праздник парадоксов. Например, десятки толкований даны утверждению Талмуда, что в Пурим надо напиться до такого состояния, чтобы не отличать Амана от Мордехая, — а значит, ни одно из этих объяснений не годится. Далее, любой раввин вам скажет, что молиться в пьяном виде категорически запрещено и это написано черным по белому во всех святых книгах. И тем не менее в важнейших центрах иудаизма на послеполуденной молитве минха можно полюбоваться на хорошо «подготовившихся» раввинов и мудрецов. Желающие в этом убедиться (или поучаствовать) приглашаются в нашу деревенскую синагогу.

А костюмы! Все знают заповедь Торы, строжайшим образом запрещающую мужчине одеваться в женскую одежду и наоборот. В Торе решительно нигде не сказано, что эта заповедь действительна только 364 дня в году. Однако же в любой синагоге на Пурим вы встретите мужиков в юбках и дамских шляпках. Судя по всему, в Средние века, когда китайские маскарадные костюмы еще не продавались на каждом углу, именно в этом состояла суть пуримского наряда. В средневековых сборниках раввинских респонсов можно найти немало рассуждений о том, почему же в Пурим дозволены переодевания. Самым убедительным доводом оказывается такой: наши деды так наряжались, их раввины им ничего не говорили — значит, можно.

Похоже, один из смыслов этого праздника в нашей еврейской религии, вообще-то разумной и рациональной, — это напомнить нам об ограниченности нашего интеллекта. Многое можно понять и истолковать, но все-таки не все, далеко не все…

Пурим 2002 года обещал быть в деревне Нокдим ничуть не менее веселым, чем любой другой до него. За несколько часов до чтения мегилы дети и женщины вовсю наряжались, а многие отцы семейств возвращались к празднику с работы. Ехал домой и я, а впереди меня, распевая по своему обычаю песни, ехали наши друзья биолог Авраам Фиш и композитор Аарон Гуров. На заднем сиденье их автомобиля находились дочь и внучка Авраама. До дома оставался всего километр, когда отряд арабских убийц открыл по машине огонь из засады. Аарон и Авраам погибли на месте, дочь Авраама Тамар была ранена и спаслась чудом, и только маленькая внучка не пострадала.

Если честно, я не помню, как читали в Нокдиме вечером того дня мегилу. Как-то читали, без сомнения, но до и после все душевные силы жителей деревни были направлены на помощь вдовам и сиротам (у Аарона осталось четверо маленьких детей, Авраам был сильно старше, и две его взрослые дочери уже были замужем). На следующее утро были назначены двое похорон. По еврейскому обычаю похороны не объединяют. Но Пурим же, надо веселиться, праздновать…

Я не думаю, что кто-то из жителей сможет забыть указания деревенского раввина, нашего прекрасного рава Дорани. Он сказал: «Значит так. Утром после чтения мегилы разносим подарки друзьям, сдаем деньги для бедных. Потом все собираемся у дома одного из погибших и вместе едем на кладбище. После похорон каждый обязан устроить у себя пуримский пир, поесть и выпить. Повеселились? А теперь все вместе на вторые похороны…»

И вот всей деревней так и поступили. С безумными взглядами отвечали «амен» на Кадиш из уст мальчишки, который стал вдруг сиротой, дважды ехали в автобусе на кладбище, оцепенев, пытаясь как-то поддержать друг друга, а в промежутке, надев свои дурацкие колпаки и клоунские носы, пили водку (или что там каждому полагалось в зависимости от страны исхода) и лопали жареное мясо.

Этот урок мы не забудем до последнего дня. Еврейский праздник не отменяет трагедии, но и трагедия не в силах отменить праздник. Хотелось бы, конечно, развести их во времени, но и это не всегда удается. Бывает, что трагедии и празднику приходится как-то уживаться. Понять это невозможно, но ничего другого не остается.

Может, ради этого надо иногда взывать к Всевышнему в изрядном подпитии и вырядившись в розовую юбку?

Меир Антопольский готов также ответить на вопросы об организации экскурсий по Иудее и Самарии в рамках проекта «Место встречи»

Добавить комментарий

Adblock
detector