«Киббуцники — они, конечно, снобы»

«Как новым репатриантам попасть в киббуц?»

Часть третья, в которой я проникаюсь духом коллективизма
читать часть первую
читать часть вторую

«Киббуцники — они, конечно, снобы», — фраза, случайно брошенная преподавательницей иврита, запутала меня окончательно. Буквально за пару дней до этого она же говорила, что я выгляжу как киббуцник. Был ли это комплимент или упрек, до сих пор не знаю: бритву к тому моменту в руки я не брал уже пару месяцев, футболки мои забыли, как выглядит утюг, костюмы, рубашки и галстуки я так и не распаковал, а ноги приобрели специфический загар, явно выдающий человека, который не вылезает из сандалий. В общем, при слове «сноб» я всегда представлял себе немного другой образ.

Впрочем, что с нее возьмешь? Они-то, городские, киббуцы только на картинках, небось, и видели. Или заезжали случайно, когда Waze дорогу перепутал. А меж тем без киббуцев не было бы и самого Израиля. Ведь еще Герцль говорил: «Богатство Израиля киббуцами прирастать будет!». Ну, может, и не Герцль, и по другому поводу, и не говорил, но сути это не меняет: мы говорим — Израиль, подразумеваем — киббуц! (надеюсь, хоть эту цитату не переврал).

ФОТО: Магазин в киббуце Ирон, Светлана Шульга
ФОТО: Магазин в киббуце Ирон, Светлана Шульга

Другое дело, что и сами киббуцы во многом уже не те. На смену коллективному духу приходят индивидуализация и частнособственнические интересы. А ведь еще совсем недавно как было? Приехали в нашу коммуну родители одной из девушек. Семья богатая, из Франции, кажись. Посмотрели, как доченька живет, ужаснулись и, чтобы хоть как-то порадовать ее, подарили мягкий уголок — кресла там, диван. В итоге до скандала дошло — всей общиной голосовали, что делать, чтобы принципы равенства не пошатнулись: либо в местах общего пользования мебель оставить, либо каждый месяц из дома в дом перевозить, чтобы каждый на мягком мог поотдыхать. Это, конечно, задолго до нас было, но старожилы-то помнят!

Голосуют у нас, кстати, до сих пор по всем значимым поводам. Как ни придешь на обед в столовую — урна и бюллетени. Что делать с охраной, отпустить ли кого-то на учебу в университет, кто достоин в бухгалтерии делопроизводством заниматься, принимать ли новых репатриантов. А раз в год все члены киббуца решают, на что потратить излишки прибыли. Понятно, что часть идет на поддержание хозяйства и обновление материально-технической базы, вторая делится между всеми в виде бонуса или тринадцатой зарплаты, а вот третью можно и на обновление кафетерия пустить, или же всем киббуцем в отпуск в Испанию съездить, по Пиренеям на джипах покататься.

При этом внутри киббуца деньги почти не имеют хождения. У каждого свой номер счета: набрал продуктов или бытовой химии — записали на счет, поел в столовой — туда же. А прочие радости и вовсе почти бесплатные: концерты и научно-популярные лекции, тренажерка, кружок керамики или «маманет» (пионербол по-нашему, только для мам). Раз в месяц по счетам платить, конечно, надо. Но для членов киббуца это необременительно, так как принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям» здесь реализуется в полной мере. Даже если ты крутой начальник и получаешь большую зарплату, то все равно она идет в общий котел, из которого выплачивают необходимое.

ФОТО: Киббуц Ирон, Светлана Шульга
ФОТО: Киббуц Ирон, Светлана Шульга

Вот это-то многих и пугает. Какой стимул работать лучше, если больше не получишь? Это верно, но, во-первых, никто не застрахован от потери работы, болезней, семейных неурядиц и прочих трудностей. В таких ситуациях принцип равенства очень помогает: сначала ты тянешь других, потом, если что-то случилось, остальные — тебя. От халявщиков это не избавляет, но ведь и у вас в офисе есть любители скинуть свою работу на коллег. Во-вторых, чем больше денег в общей сложности заработает киббуц, тем больше бонус и лучше условия жизни. В общем, желающих стать членами киббуца, а это процедура непростая, хватает. Если же захотелось на вольные хлеба, можно на год-два взять отпуск — дом и членство за тобой сохранятся, а деньги, которые заработаешь, все твои.

Схема, впрочем, работает не везде. Нам повезло, в Верхней Галилее киббуцев в их изначальном понимании — неприватизированных — осталось только три, репатриантов из них принимает только Ирон. Еще один — очень богатый из-за крупного госзаказа (по слухам, там все миллионеры), а в третьем и вовсе полный коммунизм. «К ним лучше не соваться», — делятся секретами местные. А стоило бы, кстати, всех приверженцев марксистско-ленинской теории сюда привозить, чтоб посмотрели, как оно могло бы работать: смычка города и деревни плюс электрификация и вот это все.

И это я вам еще не рассказал про бесплатный кофе, детские сады, автопарк, дегустации на винодельне, пятничные посиделки в клубе, паб с дискотекой, мастер-классы по крафтовому пивоварению, совместные экскурсии и многое другое. Вы всерьез надеялись, что я вам о минусах напишу? Мне тут еще пожить хочется.

P. S. Гуляя по киббуцному зоопарку (да, это у нас тоже имеется), столкнулись с бывшими соотечественниками, ныне обычными израильскими туристами из Хайфы. «Не привыкайте, — советуют. — Израиль не такой, как ваш киббуц!» Я же говорю, городские, что они вообще в Израиле понимают?

Добавить комментарий

Adblock
detector