Перепрыгнуть через животное в себе

Когда мне было одиннадцать, в летнем лагере, где я отдыхала, случился пожар в бане.
Баня была совсем не похожа на уютную дубовую избушку с дымком из трубы — она располагалась в подвале четырехэтажного каменного здания, и чтобы проникнуть к душевым, надо было согнуться (даже мне, тогда ребенку — чего уж там говорить о вожатых и воспитателях) в три погибели. Не по-пластунски, конечно, но на карачках.
Несколько отрядов мылись вместе, оставив ситцевые платьица, шорты и бельишко в предбаннике (в прямом смысле этого слова). Я как раз стояла с закрытыми глазами, оберегая оные от шампуня (помню свою жуткую зависть к тем, кто обладал волшебным болгарским «Кря-кря», который якобы глаза не щипал, — не знаю, не пробовала), как раздался звук, похожий на взрыв.

Потом нам уже рассказали, что где-то что-то закоротило, и электрический щиток отреагировал бурно.

Свет погас, запахло паленым пластиком, потом по стенам побежал огонь.

До сих пор с дрожью вспоминаю, как в кромешной тьме, кое-где покусанной оранжевым и красным, с диким визгом бежали пылающие крысы.

И с еще большей дрожью вспоминаю панику — детскую, взрослую.

Все ломанулись к проходу. А он — лишь на одного и лишь на карачках.

Очищая путь к спасению, большинство запертых в подвале впали в неистовство — они кричали, оттаскивали друг друга, царапали соседей до крови, оставляя под ногтями клочки кожи.

Я уже тогда не боялась смерти. Я боялась ада, который творился вокруг. Потому что то были не знакомые мне пионеры, а дикие животные, движимые одним лишь инстинктом.
Потом инстинкт проявился еще одной неожиданной гранью.

Это когда нас уже по одному встречали на выходе у дыры и заворачивали в простыни.
Все были совершенно обнажены, и всем было наплевать. Голое тело перестало быть табу, и простыня была спасением не от стыда, но лишь от холода и влаги. И несмытого шампуня.
Массовое превращение людей в зверей я потом наблюдала еще неоднократно. Да и до того тоже.

И вот подумалось мне сегодня, что истинная суть Пасхи, или — на иврите — Песаха от глагола лифсоах — перепрыгивать, перескакивать — именно в этом: перепрыгнуть через животное в себе, сделать качественный скачок, исключающий звероподобие под влиянием стресса или страха.

Истинная свобода — научиться всегда выполнять завет «Пиркей авот» (трактат «Поучения отцов») — там, где нет людей, быть всегда человеком.

Добавить комментарий

Adblock
detector