Обнимашки-целовашки

«Почему в Израиле так балуют детей?»

Часть четвертая, в которой я сожалею, что не был израильским ребенком
читать часть первую
читать часть вторую
читать часть третью

«С этими детьми рЕхнуться можно!» — таким возгласом встретила нас чиновница из министерства абсорбции в «Бен-Гурионе». Да, дети в зале немного шумели, наши в том числе, но вроде же мы в стране, где детям можно все и даже чуточку больше. Недаром же одна моя знакомая, до тех пор пока не начала немного понимать иврит, была твердо уверена, что самое распространенное имя в Израиле — Хамуд.

Необычность израильского отношения к детям мы впервые почувствовали на себе еще в Москве, во время походов в консульство. Девушка-секретарь очень расстроилась, что пришлось будить двухлетнего Марка ради фотографии на визу, а у консула, конечно же, нашлись конфеты для уставшей от долгих взрослых разговоров Евы. И да, очередь на Большой Ордынке для нас двигалась гораздо быстрее, чем для бездетных посетителей.

ФОТО: Светлана Шульга
ФОТО: Светлана Шульга

Впрочем, в самом Израиле прием с ускорением очередей при помощи малолетних отпрысков не прокатывает. Дети тут у всех. Много раз читал восхищенные отклики об израильских папах, которых часто можно увидеть обвешанными малышами. Это так, но, скорее всего, рядом будет и мама с примерно тем же количеством детей.

И речь не только о религиозных семьях. Наш киббуц совсем светский: кипу тут встретить сложнее, чем нательный крестик. Но трое детей — это норма. Четыре-пять — тоже не редкость. Обстановка такая, что мы с двумя чувствуем себя иногда немного не в своей тарелке. «Давай хоть собаку заведем, чтобы сильно не выделяться?» — предложил я как-то жене. Есть у меня, впрочем, и меркантильное объяснение такого положения дел. По пятницам в детском саду дети своими руками пекут халы. Так вот я двумя никак не наедаюсь.

Свежая выпечка в преддверии каждого шаббата не единственная особенность местных детсадов. Ко встрече с ними нужно, конечно, подготовиться заранее. Если вы сторонник стерильной чистоты, раннего развития, английского с яслей, игрушек, одобренных министерством образования, санэпиднадзором, Марией Монтессори и Бенджамином Споком вместе взятыми, то вам не понравится. Методику дошкольного образования здесь можно назвать «эволюционной». В том смысле, что начинается все буквально с палки, которую берет в руки ребенок, чтобы копаться в песке.

Игрушки тут, конечно, тоже есть, но дворы садов усыпаны этими самыми «палками» — сантехническими трубами, горшками от цветов, вышедшими из употребления кастрюлями и сковородками, поломанными компьютерами, принтерами, тостерами и прочей оргтехникой. Мы сначала и вовсе решили, что это просто перед новым учебным годом хлам вывозят, не могут же дети на такой «свалке» играть. Дети, впрочем, оказались другого мнения и все это очень быстро пустили в дело. И если бы воспитатели (трое-четверо взрослых на группу из 15-20 детей) не следили, вполне могли бы еще раньше Илона Маска собрать возвращаемую первую ступень для Falcon.

ФОТО: Светлана Шульга
ФОТО: Светлана Шульга

Это сопряжено с некоторыми трудностями: дети приходят домой по уши в песке (хорошо, если в своей одежде!), рукава традиционно перепачканы гуашью или пластилином, а сандалии быстро приходят в негодность. Если прибавить к этому соски и памперсы, от которых особо не отучают, сон в одежде на тонких матрасиках и неумение пользоваться вилкой, то кажется, что на детей всем вообще плевать. Но это не так: руки, перед тем как начать ими засовывать в рот йогурт или тхину, будут вымыты, памперс поменяют при первой необходимости, а будить, наоборот, без необходимости не станут. «Вы, если на прививку сына ведете, лучше до сна заберите его или уже подождите, пока проснется», — предупреждают нас. Главный принцип — «не ломать» ребенка, вырастет — нахлебается еще от жизни проблем. И хотя я лично знаю человек пятнадцать, которые со мной не согласятся, это действует.

Первое время Марк ставил рекорды по продолжительности беспрерывного плача — час, два, три… Когда нас с женой вызвали к директору, мы были твердо уверены, что нас в лучшем случае попросят отложить учебу в ульпане на пару месяцев, а в худшем и вовсе «попросят» из киббуца. Но началось все с извинений от воспитательницы, которая сказала, что, видимо, дала слабину, «перелюбила» — слишком часто обнимала и жалела ребенка. А закончилось уверениями, что надо немножко потерпеть, ни в коем случае не ругать, а объяснять постоянно, что родители обязательно приедут, а еще лучше играть с сыном полчаса в саду каждое утро. Сейчас, спустя пять месяцев, кажется, что и не было такой проблемы вовсе. Теперь, правда, приходится примиряться с тем, что иногда ребенок предпочитает ходить в сад в пижаме.

ФОТО: Светлана Шульга
ФОТО: Светлана Шульга

Старшей нашей дочери, четырехлетней Еве, вся эта система сразу пришлась по вкусу. Еще бы, в подмосковном детском саду в один из первых дней она, сказав воспитательнице «привет», схлопотала выговор. «Что значит «привет»? — возмутилась Ольга Александровна, требовавшая от детей называть ее только на «вы» и по имени-отчеству. — Надо говорить «здравствуйте!»

Может, конечно, и надо, да только обнимашки-целовашки с местными воспитательницами Евке нравятся больше.

P. S. Кульминацией ханукального утренника в Евкином саду, для удобства родителей проводившегося после работы и в положении «лежа на матрасиках» (за это отдельное спасибо), стал «Танец с саблями», видимо, символизировавший изгнание греков, во время которого дети просто носились с безумными глазами. Что тут скажешь? Дисциплинка здесь хромает, конечно.

Добавить комментарий

Adblock
detector