Никто никого не спасет

Минувшая неделя была тяжелой, горькой. Есть две вещи, которые ранят любого, не дают заснуть: безопасность детей и идея о том, что «мой дом, моя крепость». Нам здесь, в Израиле, приходится жить с мыслью о том, что у крепости очень хрупкие стены, а дети вместо каникул могут оказаться в земле. Прошлый четверг стал в этом смысле сокрушительным ударом: тринадцатилетняя Алель Яффа Арэиль погибла дома в собственной постели. Тем же вечером нападение в Нетании. На следующее утро расстреляна машина с двумя детьми: отец погиб, мать тяжело ранена, у малышей ушибы и травма на всю жизнь. В этой семье сиротами остались десять детей. Вечером ракета упала во двор детского сада в Сдероте.

Когда погибла Алель, я написала текст для проекта «Тут и Там» о том, что для мира за пределами Израиля всего этого словно не существует. Никто не раскрашивает аватарки в цвета израильского флага (кроме самих израильтян и некоторых евреев в диаспоре), мировые новостные агентства не замечают ежедневных смертей. Текст этот получил невероятный рейтинг: сотни перепостов, тысячи лайков, слова поддержки мне в личку. Мои российские друзья чаще всего узнают о том, что у нас происходит, из моей ленты. Высокий рейтинг текста об Алель и дифференцированном сочувствии мирового сообщества поначалу порадовал. А потом я внимательно изучила список лайкнувших и расшаривших. Эйлат, Хайфа, Тель-Авив, Ашдод, Ашкелон, даже Цфат, Наария, Маалот, Иерусалим. География тех, кто услышал, совпала с географией тех, кто в беде. Процент отреагировавших не израильтян ничтожно мал, почти незаметен. И, если судить по фамилиям, они не израильтяне лишь потому, что пока еще не сходили в посольство подтвердить свое право на репатриацию. Не могу сказать, что меня удивила реакция, не скажу даже, что разочаровала.

Все закономерно: о проблемах геев пишут чаще всего геи, геи же и лайкают, о проблемах чернокожих говорят чернокожие, они же и поддерживают, а проблемы евреев всегда будут волновать только евреев. И в этом нет ничего удивительного, мы ведь тоже не особо интересуемся проблемами детей Африки, к примеру. Нам больно свое и то, что мы присвоили. Например, европейцы (включая россиян) присвоили Париж как символ романтики и культуры. И поэтому теракты в Париже для них боль и шок, а теракты в Израиле скучная обыденность, не стоящая даже бегущей строки в выпусках новостей. В свою очередь мы редко обращаем внимание на происходящее в Бенгази, Мумбаи или даже в соседней Сирии. Сунниты с шиитами, индусы с мусульманами, радикальные исламисты с менее радикальными — на планете каждую минуту кто-то кого-то обязательно убивает. Чаще здесь, на Ближнем Востоке, реже там, в Европе и Азии. Ощущать планету как единое целое, а каждого погибшего как личную потерю очень сложно. С этим просто нужно смириться — каждый будет проживать свою боль в одиночестве. А чужую — в зависимости от ее соответствия мифу. 11 сентября 2001 года — удар по мифу о сверхдержаве, которая всех победит. 13 ноября 2015-го — по мифу о городе всех влюбленных. А в миф об Израиле вросли теракты — как водоросли, которые так оплетают подводные валуны, что отделить их друг от друга уже невозможно. В том числе и для израильтян: кажется, если не будет этой постоянной внешней угрозы, которая заставляет Израиль сплотиться, все разругаются из-за какой-нибудь ерунды, затеют длительную, изнурительную вражду.

Помните предпоследнюю серию шестого сезона «Игры престолов»? Накануне битвы между благородным Джоном Сноу и извергом Рамси Болтоном Сноу, сверкая глазами, клянется сестре Сансе: «Пока я жив, ты в безопасности». Санса — один из главных трофеев в этой битве. Она или станет снова сексуальной жертвой садиста Болтона, или вернется в родной Винтерфелл и народы Севера объединятся вокруг Старков. «Никто меня не спасет, — отвечает она на пылкую клятву брата. — Никто никого не спасет». Горькое осознание, способное убить того, кто не повзрослел, не готов, слаб. Но оказавшееся спасительным для Сансы. Сноу проиграл битву. Санса привела на подмогу Мизинца — того, кто когда-то продал ее в рабство Рамси. Не потому что забыла или простила предательство, а потому что цель и желание жить оказались важнее, значимее обиды. Израилю придется понять: «Никто никого не спасет», потому что Джоны Сноу благородны, но обречены, а в нашем случае их вообще не существует. Зато Болтонов разной степени мерзости в нашей истории было немало. Да и с Мизинцами-предателями дефицита нет. Но союзы неизбежны, пусть даже они нам не нравятся. С Турцией, с Египтом — с каждым, кто готов этот союз заключить, если это поможет нам выжить. Потому что есть сила, которая пришла из-за Стены, которая не признает нашей морали — морали иудео-христианской цивилизации. А справиться с Белым ходоком в одиночку вряд ли выйдет.

Добавить комментарий

Adblock
detector