Защита от дурака

«Почему израильская медицина считается одной из лучших в мире?»

Во-первых, давайте не будем преувеличивать. Хорошая, очень хорошая медицина, на достойном уровне, но «самая лучшая» — явный перебор.

Вообще уровень медицины как в целой стране, так и в отдельном ее городе или даже в отдельном медицинском учреждении определяется «вершками» и «корешками». «Вершки» — это лучшие врачи, находящиеся на передовой развития своей области как в научных исследованиях, так и в практической работе. Конечно, врачи маленького Израиля не могут опережать своих зарубежных коллег во всех многочисленных областях медицины: и бюджеты не те, что в Америке, и пациентов столько нет, чтобы набраться опыта во всех сферах. Однако почти ни один важный прорыв, случившийся в мировой медицине в последние 20 лет — будь то кардиология, неврология, лечение диабета, офтальмология или онкология, — не обошелся без израильских врачей. Играет свою роль и интенсивный обмен специалистами между Израилем и ведущими западными медицинскими центрами. В некоторых отделениях бостонских больниц, к примеру, большинство врачей окончили израильские университеты, и какая-то их часть (увы, меньшинство) со временем возвращается в Израиль.

Но не всегда «вершки» определяют судьбу пациента, чаще это делают «корешки». Ведь далеко не каждого пациента лечит выдающийся профессор или даже только что вернувшееся из Бостона молодое дарование. Значительно больше судеб решает измученный ординатор приемного покоя под конец своего 24-часового дежурства или пожилой семейный врач на окраине небольшого городка.

Восемнадцать лет назад я начинал свою профессиональную карьеру в Израиле. Помню, как мой первый заведующий, благословенной памяти Йоси Кляйман, по два часа разбирал с нами, еле живыми от усталости молодыми ординаторами, принятых ночью больных. Желчно издевался над нами за каждый несделанный анализ, непоставленный диагноз, неназначенное лечение. Тогда это казалось издевательством, по прошествии лет — благословением.

Когда я впервые встретился с понятием guidelines (протоколы лечения), которые всем велено было уважать, душа кричала: а где же творчество? Где врач-поэт? Теперь, думая о жизнях, загубленных недоучившимися «творцами» и рассеянными «поэтами» в белых халатах, смотришь на это иначе.

Людям свойственно ошибаться. Старым и молодым, ничем не выдающимся и гениальным, и врачи здесь не исключение. Ни в коем случае нельзя всецело полагаться на врача, даже самого лучшего, и верить, что он всегда примет правильное решение; и самый уважаемый судья не может в одиночку выносить только справедливые приговоры, и самый мудрый раввин может иногда изречь какую-нибудь ерунду.

Система — вот что помогает сократить количество ошибок, особенно ошибок грубых. Это устоявшиеся, но регулярно обновляемые протоколы лечения, регулярные обсуждения историй пациентов. И особенно — взаимный контроль среди врачей: старших над младшими, коллег друг над другом и даже младших над старшими (абсолютно нормально спросить у профессора: «А почему ты делаешь такое назначение? Ведь в книге/в свежем журнале сказано иначе»). Представители смежных специальностей — медсестры, техники и фармацевты — тоже, слава Богу, присматривают за врачами и не стесняются делать нам замечания.

На мой взгляд, именно сочетание передовой науки с жесткой системой «защиты от дурака» делает израильскую медицину, далеко не самую богатую в мире, столь успешной.

Меир Антопольский готов также ответить на вопросы об организации экскурсий по Иудее и Самарии в рамках проекта «Место встречи»

Добавить комментарий

Adblock
detector