«Кустыня» со всеми удобствами

Честно признаюсь, предложение отправиться в поход по пустыне за неделю до Песаха меня несколько насторожило. Помнится, было уже нечто подобное в истории Израиля, и тремя обещанными мне днями тогда дело не обошлись.

Я вообще не очень понимаю, зачем ехать с нашего «милого севера в сторону южную». Любому же понятно, что «страна, текущая молоком и медом», это как раз про Верхнюю Галилею сказано, где киббуц наш и расположен. Ну, не про Эйлат же, где если что и течет, так это расплавленный асфальт. И не про Тель-Авив, где, конечно, жизнь не просто течет, а бьет ключом, но ни коров, ни пчел не наблюдается. И даже не про Хайфу, где пока течет аммиак в резервуарах, вид на которые так прекрасен в ясную погоду.

То ли дело у нас — зеленые пастбища, пасеки с ульями, цветущие сады. Причем зачастую это все в одном и том же месте. В общем, пока все нормальные израильтяне уже до конца лета забронировали все циммеры у нас, чтобы отдохнуть от зноя и насладиться горным воздухом, киббуцники, уставшие от затяжной зимы, решили потянуться на юг.

И хотя формально пустынь в Израиле несколько, ни одна из них совсем не похожа на то, о чем нам рассказывали на уроках географии. Более того, мой четырехлетний сын, не очень хорошо говорящий по-русски в силу возраста и круга общения, «мидбар» с иврита переводит исключительно как «кустыня», и не согласиться с ним сложно. Кустов и прочей растительности тут хватает. Особенно удивляет огромное количество плантаций финиковых пальм, которые выращивают в местах, где, кажется, вообще ничего не должно расти. И это вселяет некоторую эсхатологическую надежду. Безжизненные пейзажи Иудейской пустыни в сочетании с появляющимися вдруг из ниоткуда рукотворными оазисами — вполне себе иллюстрация постапокалиптического будущего из «Безумного Макса», выжить в котором у подготовленных израильтян есть все шансы.

И чем дальше продвигаешься, тем больше стереотипов разрушается. Я-то рассчитывал на изнуряющий зной, выматывающее обезвоживание и уж точно не думал, что в такой поход надо брать купальники. Но выйти сухим из этой истории не удалось — часть пути мы прошли по ручью Эйн-Геди. Натурально по щиколотку в воде, еще и купались в природных бассейнах.

А потом забрались на гору, откуда открывается сногсшибательный вид на Мертвое море. Стоишь, любуешься и думаешь, что ты на вершине мира… а высотомер тем временем показывает 180 метров НИЖЕ уровня моря.

Пустыня Негев тоже опасений не оправдала — футболок и шорт оказалось недостаточно. Ветер, сильный настолько, что даже палящее солнце не всегда помогает согреться. А ночью так и вообще околеть несложно. К этому я, впрочем, был готов — теплые одеяла, термобелье, пенополиуретановый коврик. Все взял. Правда, так и не распаковал: в палатке на 30 человек были не только матрасы, но и кондиционер. Лагерь вообще оказался на удивление комфортабельным — душевые кабины, кухня, мини-зоопарк, Wi-Fi и даже экран с проектором, по первому требованию предоставленный нам хозяином этого малозвездочного отеля.

Для любителей комфорта есть и шикарные гостиницы. Одну такую мы в Мицпе-Рамоне проезжали. Там, говорят, из джакузи в каждом номере открывается чудесный вид на негевский закат через панорамные окна. Цена, правда, такая, что вместо двух ночей тут можно неделю не только закатами в Таиланде любоваться, но и отдыхать в all inclusive, включая перелет и дополнительные экскурсии.

Самое же приятное, что заблудиться в этих пустынях почти невозможно: везде размеченные маршруты, указатели и места отдыха. Так что непонятно, чего это они тут 40 лет блуждали. Если только как раз прокладкой маршрутов и занимались. Ну или от стереотипности мышления, подобно мне, избавлялись.

Фото Светлана Шульга

Добавить комментарий

Adblock
detector