Как Российская империя раввинов выращивала

Что такое казенные раввины

Вот, что говорит нам энциклопедия:

КАЗЁННЫЙ РАВВИН, в 1857–1917 гг. выборная должность в еврейских общинах Российской империи. Согласно правительственным инструкциям, кандидатом в казенные раввины мог быть выпускник раввинского училища (с 1873 г. — еврейского учительского института) или общих высших и средних учебных заведений. Его избрание утверждалось губернскими властями, от которых он получал и свидетельство на звание раввина; он официально представлял общину в правительственных учреждениях. В обязанности казенного раввина входило принимать присягу у евреев-новобранцев, вести книги записи рождений, бракосочетаний и смертей, в дни государственных праздников и тезоименитства императора произносить в синагоге патриотические проповеди (чаще всего на русском языке). Правительство предполагало также, что казенный раввин явится духовным пастырем общины и будет «наблюдать, чтобы в общественном богослужении и обрядах веры были сохраняемы установленные правила; объяснять евреям законы их и разрешать встречающиеся в оных недоумения». Но на деле казенные раввины, обычно мало сведущие в иудаизме и навязанные русским правительством общине, которая вынуждена была их содержать, как правило, вызывали неприязнь или пренебрежение верующих. Не признаваемые властями традиционные (так называемые духовные) раввины считались учеными советниками казенных раввинов, но фактически именно они являлись духовными главами общин.

Один еврей — два раввина

Так как с разрушением второго Иерусалимского храма прекратилось в еврействе священство, и с того времени каждый еврей, живущий по правилам своей религии, допускается к исполнению любой религиозной требы, если только достаточно знаком с относящимися к ней религиозными предписаниями, то вся задача духовных раввинов исчерпывается разъяснением возникающих религиозных недоумений и решением вопросов по исполнению обрядов. Но для достижения должного доверия, отменно необходимого для раввина, требуется, помимо глубоко религиозного образа жизни, внушающего искреннейшее к ним благоговение со стороны их общин, многолетнее напряженное, исключительное изучение обширной талмудической литературы и на ней основанных религиозных кодексов с бесчисленными к ним разъяснениями и дополнениями. Вследствие сего, лица, посвящающиеся всестороннему и основательному изучению раввинской письменности, чтобы готовиться в раввины, редко успевают усвоить себе общеобразовательные познания, не вызываемые к тому потребностью самой избранной ими специальности, и потому евреи, достойные по своему благочестию и богословской эрудиции занять раввинскую должность, не обладают обязательным по закону 3 го Мая 1855 г. для раввинов общеобразовательного ценза. Это обстоятельство заставляет еврейские общины содержать, кроме действительного, но неофициального, по неимению требуемого законом общеобразовательного ценза, неутвержденного духовного раввина [также] и фиктивного раввина, который, правда, имеет надлежащий общеобразовательный ценз, но ни по своему религиозному образу жизни, ни по своим специальным богословским познаниям не в состоянии удовлетворить и самые скромные требования в силу религиозных соображений и традиций, долженствующие быть предъявленными к раввину. Такое положение дел вряд ли можно считать правильным.

Еврейский закон и русский язык

Чья же позиция была достойна сочувствия — евреев Российской империи или все-таки государства российского? Для начала имеет смысл вспомнить, как все начиналось.
В конце 18 века на Российскою империю свалилось около двух миллионов евреев, и с ними надо было что-то делать. Напоминаю, что свалились евреи в Российскую империю из-за раздела Польши. Захотели территорию — пришлось брать и население. Как минимум, государству понадобилось евреев пересчитать, зафиксировать их количество и следить за приростом. Кагал сопротивлялся. Руководство Кагала устранили от управления и остались у народа только раввины . Их попытались использовать, но сложно использовать людей, которые знают очень много из еврейского закона и ничего из русского языка. В 1827 году евреев начали призывать в армию и при призыве они должны были читать присягу. И главное – понимать, что именно они читают. С этим у большинства населения были проблемы. Перевод и принятие присяги возложили на раввинов. Но знаний русского языка это ни одной из сторон не прибавило. Как-то в Киеве два года искали нового раввина, который мог бы принимать присягу у солдат. В итоге они отловили Богуславского раввина (точнее даже его помощника), которого заставили сидеть в городе и принимать присягу, потому что другие окрестные раввины, которых они отлавливали до того, русским языком не владели вообще. И тогда правительство решилось на беспрецедентный шаг. Открыло два училища, в которых начало ковать столь необходимые ему кадры. Но народ категорически отказывался от такого счастья. И тогда его заставили.

Выборы казенного раввина напоминали известный анекдот: «Поставил Бог Еву перед Адамом и сказал: «Выбирай себе жену». Единственное, что успокаивало евреев, это то, что зарплату казенного раввина платило государство. Из коробочного сбора. Безусловно, они бы предпочли не платить коробочный сбор, но выбора им никто не предоставил, и казенные раввины годами сидели на вверенных им территориях. Но с 1880 годов расходы на казенных раввинов стали пытаться перекладывать на еврейские общества. Добились при этом только одного — каждые выборы казенных раввинов превращались в поле боя, потому что общины не были готовы платить неугодным им людям из своего кармана. Но нам от этого сплошная практическая польза. Чем дольше бой, тем больше документов.

Продолжение следует.

На фото писатель Шолом-Алейхем, который тоже был в свое время казенным раввином.

Добавить комментарий

Adblock
detector