Кабаны выходят на тропу войны

«Тяжело ли служить в израильской армии?»

другие ответы на этот вопрос

— Тяжело ли служить в израильской армии?

— Тяжело. Но весело.

***
— Оружие к бою! — пронеслось над сонной приграничной арабской деревней.

— Держите их на мушке и не шевелитесь! Может, сами уйдут.

Нет, это не засада на арабских террористов. Это к нам из кустов вышел отряд кабанов в количестве пяти штук. Главный кабан угрожающе хрюкал и настроен был явно воинственно.

Я прыгнул в ближайший куст (который оказался колючкой) и прицелился. Шутки шутками, но бегущий на тебя ночью кабан — это не самое приятное зрелище.

Один из солдат удачно скатился в овраг и стал снимать на телефон. Кабаны не уходили, вечер переставал быть томным.

— Давайте я его шлепну? — лениво предложил снайпер, не отрываясь от прицела.

— Кого?

— Вожака. Остальные сами разбегутся.

— И что потом с ним делать?

— Зажарим, че еще, — облизнулся самый худой из нас.

— Кабаны некошерные, — ответил командир и задумался.

В это время в деревне заголосил про Аллаха муэдзин. Кабаны дружно захрюкали. Мы почувствовали себя лишними на этом празднике жизни.

— Можно я его шлепну?

— Кого, вожака?

— Нет, муэдзина. А кабаны испугаются и все равно убегут, — скреативил снайпер.

Вдруг ожила рация:

— Патруль, вы где застряли?

— Э-э-э… мы тут в некотором роде… атакованы.

Я прямо услышал через трубку, как зашевелились мозги радиста, со скрипом вырываясь из плена унылой рутины.

— Сколько террористов?

— Пятеро. Это кабаны! Просто кабаны!

Надо сказать, что в иврите нет слова «кабан». Кабаны называются «дикими свиньями». Поэтому радист услышал следующее: «Их пятеро. Они свиньи! Просто дикие свиньи!»

— Да, я их тоже не люблю, но давайте конкретно. Их пятеро, они с оружием?

— Нет!

— Почему?

— Потому что они дикие свиньи!

— Патруль, успокойтесь. С чего вы решили, что эти пятеро представляют опасность, если у них нет оружия?

— Они здоровые, четвероногие и хрюкают.

Как будет «хрюканье» на иврите, командир не вспомнил, но довольно артистично это хрюканье изобразил. Рация несколько секунд помолчала, потом уточнила:

— На вас напали пятеро террористов на четвереньках, издающих странные звуки?

— Можно я его шлепну? — не унимался снайпер.

— Вожака или муэдзина?

— Радиста, мать его! Когда на базу вернемся.

— Хрю-хрю, — согласился с ним кабан.

— А-а-а! — заорал тот, который спрятался в овраге.

— А-а-а! — подхватили мы.

— А-а-а-ллах акбар! — заголосил муэдзин.

— Извините, это «Маккаби» гол забили, я обрадовался, — оказывается, парень устал снимать кабанов и полез в новости.

— Я сегодня точно кого-нибудь шлепну, — проворчал снайпер.

«Это просто баг, — подумал я, вытаскивая из носа колючку. — Кабаны, муэдзины, «Маккаби»… Это просто сбой в матрице. Сейчас приедет агент Смит и все починит».

Агент Смит появился довольно быстро, вселившись в непонятливого радиста:

— Если вы не свихнулись и не прикалываетесь… Короче, я посмотрел в интернете, кабаны боятся собак.

Пять минут четыре человека с высшим образованием и опытом боевых действий дружно гавкали на все лады. Гавкали с русским, американским и марокканским акцентом. Кабаны не понимали. Видимо, нужен был еще арабский акцент, но муэдзин, собака, молчал.

А спас нас всех мой сын, для которого я когда-то скачал приложение «Звуки живой природы». Телефон весело загавкал, потом замяукал, потом закукарекал, заржал и даже захрюкал. Уж не знаю, что конкретно услышали кабаны, но после этого, посовещавшись, они развернулись и пошли к себе домой — рассказывать о странных двуногих существах, которые не умеют хрюкать…

Добавить комментарий

Adblock
detector