Израиль. Прогресс налицо. Или регресс. Смотря кого спрашивать

В этот раз мы поехали в Израиль в августе. В месяц, когда кондиционеры не позволяют себя выключать и могут работать без электричества, из чистого сострадания. Однако, погода, наперекор многолетней традиции, дала сбой, и в Израиле похолодало примерно до 30-ти градусов. В девять вечера, выходя из моря, я зябко ежился и стыдливо обтирался полотенцем.

Пляжи и набережные Тель-Авива, Герцлии, Бат-Яма привели в состояние близкое к идеальному. Я такой ухоженной красоты не видел тут ни разу. Было эстетически приятно купаться, несмотря на укусы медуз и громкие просьбы спасателей выйти из воды ввиду окончания их, спасателей, рабочего дня.

Погода в сочетании с красотой пляжных зон помогла нам помокнуть в море целых четыре дня. Двухгодичная норма для среднестистической израильской семьи.

Ситуация на дорогах так и остаётся боевой. Обгоняют справа. Обходят слева. Пролезают под капотом. Пролетают на крышей. Если не сигналят, то мигают фарами. Если не мигают фарами, то прилипают к заду. Если не прилипают к заду, то машут руками. Грозят. Требуют проезд без очереди.

Понятие самой очереди всё ещё расплывчато. Словарное определение знают не все. В аэропорту, стоящая сзади дама, бочком-бочком оказалась впереди. Попросил бочком вернуться обратно в исходную точку. В ответ громко возмутилась, что я ей сделал замечание. Отстаивала какую-то одной ей известную правоту.

Петах-Тиква продолжает обрастать высотками по окраинам и пенсионерами по центру. Рынок и олимовские магазины процветают. В промышленных зонах рестораны открыты до поздней ночи в будни и выходные. Народ в полночь бродит в шлепанцах от одного ресторана до другого. В 94-м году в субботу была открыта одна сосисочная и две бильярдные. Налицо явный прогресс. Или регресс; смотря кого спрашивать. Но шлёпанцы точно стали лучше.

На Мертвом море всё также мертвецки жарко. Вода такая же соленая, горячая и маслянистая. Мой вес все еще держит. Пляжи, опять же, привели в божеский вид. Чисто.

Герцлия Питуах видоизменилась. Улица аМаскит избавилась от половины ресторанов и обогатилась магазинами кухонь и Бейт Хаббадом. Где теперь обедает офисный люд в альма-матери хайтека? Торговый центр Арена опустел, и его закрывают.

Вишенкой на торте явилась кампания 9-го канала по очередному объединению русскоязычных израильтян под новым стягом. #ярусский, — кричал Семён из Бат-Яма — лицо кампании. #янерусский, — отбивалось полинтернета. В фейсбук-профиле Семёна красуется фото в красном спортивном костюме с лампасами и бутылкой водки. На страничке в Википедии фигурирует отсидка в американской тюрьме за махинации с налогами.

И шо они так удивились, что, мягко говоря, не каждый русскоязычный выразил восторг такому Семёну? Плюс всех огульно назвали русскими. Как говорится, не прочувствовали целевую аудиторию. Пенсионеры-зрители Девятого канала хэштеги не ставят, а те, кто ставят, Девятый канал не смотрят.

Израиль в августе оказался прекрасен. Приедем ещё.

Добавить комментарий