Из пиарщицы в цветочницы

Казалось бы, на четвертом десятке уже можно разобраться, кто ты есть. Трезвый прагматик или отчаянный мечтатель. Рацио тобой руководит или детские мечтания. Умный ты человек, твердо стоящий на ногах, — или так себе, шаляй-валяй. Как оказалось, этого всего про себя я так и не поняла. Выяснилось это сейчас, накануне репатриации, когда второй раз в жизни встал вопрос: «Кем быть?»

И речь не идет о временным заработках, чтобы перебиться первое время, пока не подтвержден диплом и не закончилась корзина абсорбции. Речь о сбое, небольшом нарушении профессиональной ориентации. Которое до визита в израильское посольство, кстати, никак себя и не обнаруживало…

Русскоязычных пиарщиков в Израиле – по три рубля пучок, работать по профессии я там не смогу – и это, честно говоря, огромное облегчение. Только после визита к консулу я поняла, как устала. Профессия PR-менеджера и пресс-секретаря входит в десятку самых нервных, между прочим, так что перед отъездом я таки сожгу свои рабочие ежедневники на ближайшем пустыре. А мои портфолио, скопившиеся за 12 лет, останутся в России, как термобелье и норковая шуба в пол.

А дальше — два варианта. Можно, черт возьми, хоть раз в жизни попытать счастья по крупному. Попробовать найти себя в чем-то, что по-настоящему нравится. Я, к примеру, в детстве мечтала быть актрисой. Или телеведущей – чем-то таким, в общем. Тебя красят, причесывают, а потом по телевизору показывают — красота, да и маме приятно. Так что можно ехать и обивать пороги израильских телестудий, русскоязычных каналов: чем черт ни шутит? Начинать с низовых позиций, подносить чай, микрофоны, табуретки, разматывать шнуры и мозолить всем глаза — вдруг у меня есть шанс?

Еще всегда хотелось всерьез заняться своим религиозным образованием. Поступить в какой-нибудь женский университет в Иерусалиме, жить с товарками в большой съемной квартире, развешивать после стирки на веревке одинаковые черные безразмерные юбки и впитывать, впитывать знания, от которых в Москве удается урвать лишь крохи, впопыхах после работы.
Другая мечта: сидеть целыми днями за компьютером и пописывать что-нибудь эдакое, веселенькое, на потеху почтенной публике. И даже перевод моих скудных сбережений в кефир по израильским ценам (170 рублей за бутылку, мать моя!) не мешает предаваться сладостным иллюзиям.

Мне же 31, могу я, в конце концов, делать, что нравится? Тем более на своей земле?

…Да, 31. И, может, наоборот, пора уже включать голову? Полжизни назад я уже поддалась эмоциям. Вдохновившись голливудским фильмом о жене аргентинского диктатора, поступила учиться на политолога (не надо искать логику – ее нет). Через пару лет, конечно, убедилась в полной бесполезности этой профессии. Перешла на заочный и притащилась в PR, где меня до сих пор и носит. Но тогда мне было девятнадцать, и экспериментировать с внешностью или с работой было не зазорно.

Иногда я пытаюсь думать как умный, практичный человек. В этом мне помогают мои друзья, которые тоже пытаются рассуждать логически. Перво-наперво, мне советуют развивать мышцы ног, хваткость и гибкость, так как, по мнению одних, меня ждет работа официантки. Другие предлагают, не теряя времени, овладеть «практической специальностью» — еще до отъезда выучиться на мастера по маникюру, например. Или на су-шефа. Парень из нашей общины зовет к себе в кибуц, доить коров и становиться героиней труда.

Я готова сколько угодно бегать с подносами, выгуливать чужих детей и собак, я могу пойти на завод и собирать там мелкие детальки. Для меня никакая честная работа не является стыдной. Мне просто не хотелось бы, чтобы на новой земле это стало делом всей жизни.
Из соображений дельных – пока только стать флористом. Чем плохо быть «девочкой с гортензиями»? Я бы напевала, как и положено веселой цветочнице, мастеря букеты для почтенных отцов семейства; для нежных невест; для пылких черноглазых влюбленных… Здесь, в Москве, выбирая к шаббату букет для своей рабанит, я иногда отодвигаю флористов в сторону и «вяжу» букеты сама. Иногда даже показываю продавцам, как сделать на бумаге живописные «морщинки».

Если я вдруг окажусь умным человеком, то запишусь на курсы флористов еще до отъезда. Вот даже самой интересно – запишусь или нет…

И все же полезно, даже и в 31, узнать о себе, что ты, оказывается, – это не только твоя профессия. Что вдруг если ты остался без нее и самому себе при этом напоминаешь маленькую, лысую, трясущуюся от холода собачку, то дело плохо. И надо искать себя заново, пусть и в незнакомой реальности, надеясь, что все же еще не очень поздно. Не думая о том, что долгие годы ты занимался «не тем» — и даже почти не коря себя за это.

Да и, в конце концов, чего паниковать? Если уж новая жизнь, так по всем фронтам! Имя для документов вот тоже себе возьму другое. Буду Лиорка-цветочница.

Добавить комментарий

Adblock
detector