Иврит vs Чебурашка

Очень часто люди решаются на эмиграцию из-за детей. И ищут ту страну, где детям будет максимально комфортно. И тут возникает, наверное, основная проблема при эмиграции — язык. Что делать? Отдать ребенка в садик или в школу и рассчитывать на то, что способ глубокого погружения сработает, или искать более мягкие способы интеграции. На самом деле, вариантов намного больше и надо попытаться в них разобраться и понять, что именно подходит вашему ребенку. И ключевое здесь — вашему ребенку! Не вам!
Мы все очень-очень разные, и если кому-то, чтобы понять и выучить новое слово, нужно всего лишь один раз его увидеть или услышать, то другому надо раз десять повторить. И то не факт, что запомнится. У детей все так же. Считается, что дети намного быстрее учат иностранные языки, но это миф. Дети тоже очень разные. Обычно ребенок, который красиво говорит и пишет на русском, так же легко учится делать это на другом языке. Но и у этого правила есть исключения. Потому что на этой дороге очень много подводных камней.

Иврит и стресс

Первый из них — это стресс, который может перейти в затяжную и сильную депрессию, если вовремя не поймать. Переезд в другую страну для взрослого человека это очень и очень страшно, это конец старой жизни и начало новой. Помните, как в последний день перед вылетом тошнило от страха? Да и потом путь не устлан розами. Так вот для детей все то же самое, а, может быть, даже и хуже. Потому что родители знают, почему уезжают, и понимают, что выхода нет. И знают, куда хотят ехать, а дети в большинстве своем — нет. Однажды я услышала фразу, которая очень точно выражает, что чувствуют при этом дети: «Я была как чемодан». И это счастье, если у родителей хватает ума понять, что ребенок не чемодан, и сил с этим что-то делать. Объяснять, говорить, уговаривать, обращаться к специалистам, если возникают проблемы, тормошить ребенка, все время быть рядом в этом чужом мире, куда его какого-то черта притащили. Вам это нужно, а ему нет! Потом это пройдет, но дети не мыслят категориями «потом», они живут сейчас. И в этом «сейчас» им тошно и очень-очень плохо. Вы иногда можете даже не догадываться, насколько плохо. Потому что вас пожалеют и не расскажут, а в голове будет крутиться мысль: «От меня только одни проблемы. маме и так плохо, не будет меня, будет на одну проблему меньше».

Иногда у родителей просто нет сил с этим что-то делать. Они сами в стрессе, они сами сконцентрированы на выживании. Им кажется, что ребенок гибче и может справиться сам. Не может. Без вас он или она не справится! Совсем не справится. Он будет тосковать по бабушкам и дедушкам, по оставленной собаке, а особенно — по друзьям. Тем более, если это подросток. Переезд для него — крушение его и так не очень стабильного мира. Новая школа, новые правила, новая ментальность — это все может превратиться в кошмарный клубок, который ему или ей придется раскручивать. И желательно все же не самостоятельно. Потому что если не помогут родители, то найдутся другие «помощники». Если это не решать, то ситуация может стать настолько критической, что приходится или возвращаться всем, или отправлять ребенка обратно одного к оставшимся родным.

Язык в этом новом мире, конечно же, может стать именно тем инструментом, который поможет справиться со стрессом. И вот здесь нужно быть очень-очень острожными и прислушиваться буквально к каждому слову ребенка, быть на связи со всеми, кто с ним контактирует, и искать тот подход, который подойдет именно вашему чаду. Тут нет универсальных советов. То, что подошло детям сестры , соседки, коллеги, может не подойти вашему сыну или дочери.

Для кого-то вариант глубоко погружения идеален. Появляются друзья, словарный запас растет как снежный ком, и вскоре у вас дома зазвучит иврит. Принято считать, что чем младше ребенок, тем это происходит быстрее, но это не так. Нет связи. Это очень и очень индивидуально.

Иврит против Чебурашки

И тут снова нас ждет подводный камень. Понятно, что большинство родителей хотят сохранить детям родной русский, молдавский или украинский. Отсюда появляется запрет говорить дома на иврите. Да, запрещая дома иврит, вы, возможно, и добьетесь идеального русского (возможно!) , но потеряете в двух вещах как минимум. В какой-то момент ребенок перестанет вам рассказывать, что происходит в его жизни. В той части его жизни, которая проходит в ивритском языковом поле. Ребенку легче выплеснуть то, что он чувствует, думает или переживает, на том языке, на котором ему удобнее и на котором все это произошло. Если вы его остановите и попросите перейти на русский, то он просто перестанет говорить с вами на эти темы. Будут другие темы , но эта дверь для вас закроется.

Вторая опасность кроется в том, что он так и не выучит иврит. Есть дети из русскоязычных семей, которые свободно говорят, потому что вообще здесь родились, но им катастрофически не хватает словарного запаса ни на одном языке, для того чтобы читать, понимать прочитанное или писать. Так что вам решать, как вы будете общаться дома, но стоит помнить об опасностях перегибов. Русские ясли, русские садики, русские книжки и фильмы, а потом- опа! — израильская школа. Чебурашка, конечно, очарователен, но вашему ребенку будет сложно объяснить, кто это, своим одноклассникам-сабрам из других общин.

Иврит и взрослая жизнь

Еще одна проблема возникает, как это ни странно, как раз тогда, когда у него или у нее с языком все в порядке, а у вас — нет. Вы берете ребенка в качестве переводчика в банк, в различные конторы. Он, конечно же, с удовольствием (или без) пойдет и переведет, но вы таким образом перекладываете на него часть совсем не детских проблем. Есть дети, которых это не заденет, а для кого-то это может оказаться большой травмой. Все же взрослые проблемы это для взрослых. И пятнадцатилетняя девочка в качестве переводчика в кабинете адвоката по разводам — не лучшая идея.

Нужно ли самим говорить с ребенком на иврите, если вы его не знаете хорошо? Сложный вопрос. Считается, что нет, потому что таким образом вы обедняете свое общение, ограничивая его рамками скудного словарного запаса. С другой стороны, это хороший способ и стимул язык выучить и не прекращать учить. Вам решать.

Выучить иврит — не главное

Итак, ребенок заговорил на иврите, и вы успокоились. Рано. Присмотритесь, комфортно ли ему в садике или школе. Не обижают ли его. Возможно что да, но он не хочет говорить об этом. Возможно, он сам стал агрессивен, это тоже знак, что что-то не в порядке. Получает ли он помощь в садике или школе? Есть ли там человек, к которому он может пойти и рассказать, что происходит? Помогают ли ему с языком? По закону школа обязана выделять часы и нанимать дополнительных учителей для новеньких. Школы получают деньга за каждого ученика нового репатрианта. Требуйте, если этого нет. У вас есть на это право. Вы в Израиле. У нас земля, текущая молоком и медом, но иногда пока не потребуешь, никакого молока не будет, а уж меда тем более. Не бойтесь, что это плохо отразится на ребенке. Наоборот — он получит больше внимания.

Не бойтесь психологов и социальных работников. Это не монстры, цель которых отобрать у вас ребенка или научить вас, как его воспитывать, это люди, которые хотят вам помочь. И не отмахивайтесь, если вам говорят, что есть проблемы, не отказывайтесь от помощи, если ее предлагают. Но если наоборот, вы сами видите что есть проблемы, а добиться помощи не получается, то меняйте садик или школу. Так тоже бывает. Мы не в идеальном государстве и не везде работают крутые специалисты.

Ищите другие варианты. В Израиле, помимо государственных школ есть очень хорошие религиозные школы, есть демократические школы, есть вальдорфские школы, есть система религиозных школ Шуву, которая иногда идеально подходит детям и в которой они очень комфортно себя чувствуют. То есть смотрите не на иврит, смотрите на то, насколько вашему ребенку хорошо.

Главное — не возненавидеть

А если метод глубокого погружения не работает? Если время идет, а иврита нет. Если возникает подозрение, что с ребенком что-то не в порядке, он не способен учиться. Если он сидит в классе и даже общается с одноклассниками, но не в состоянии ни читать, ни писать и с трудом понимает то, что говорит учитель. Если у него вообще не складываются отношения с одноклассниками, если порядки, принятые в этой школе, ему не подходят, если он жалуется на шум и на то, что на него не обращают внимания, если он замкнулся и утро начинается с головной боли, и живот тоже болит, и левая пятка тоже, то это не капризы. Это сигнал, что что-то тот не так. И уж, конечно же, если речь идет об оскорблениях, то нужно срочно вмешиваться, не считать, что само рассосется и что это нормально для детского коллектива. Нет, это ненормально. Просите помочь и, если не удается получить помощь, ищите другую школу. Не ждите год или два, ищите сразу. Потому что это означает, что вашему ребенку что-то не подходит.

Если видите, что стресс от переезда не проходит и что вместо того, чтобы общаться с новыми друзьями, чадо уже год сидит в социальных сетях и общается со старыми, это тоже повод бить тревогу. Что-то идет не так. Возможно, ему нужна другая система, более мягкий подход. Может быть, ему нужны русскоговорящие учителя и одноклассники, которые помогут ему справиться со всем этим кошмаром. Ищите школы, где это возможно — они есть. И не бойтесь, что тогда он не выучит иврит. Выучит. И сдаст выпускные и потом вы с удивлением поймете, что он говорит, понимает, пишет. Как? Да потому что ему это понравилось.
Потому что главное не выучить иврит, главное его не возненавидеть!

Ведь если язык общения превращается в язык пытки, то потребуются годы, чтобы с этим справиться. И бывает, что так и не удается, эта ненависть так и остается, потому что с ивритом связаны годы унижения, непонимания, оскорблений в школе, насмешек одноклассников, непонимания их шуток и их мира и для кого-то это ерунда, а для кого-то может стать настоящей бедой.

Добавить комментарий

Adblock
detector