Иврит. Как выучить алфавит

В иврите, как и в русском, полным-полно рифмованных ответов-дразнилок на разные вопросы — вроде русского «Как дела? — Как сажа бела». Например, на «Ма hа-иньяним?», одну из форм вопроса «Как дела», подзуживая собеседника, дают ответ: «Боним биньяним!» — «(Мы) строим здания!». Вопрос «Ма хадаш?» — «Что нового?» сталкивается с детской дразнилкой «Тапуах бе-дваш!» — «Яблоко в меду». Особенно такой ответ актуален, конечно, на Рош а-Шана — в этот праздник яблок в меду у всех в достатке. Ну, а на вопрос «Лама?», ивритское «Почему?», есть целых две формы «По кочану!» — «стандартное» «Каха» (что переводится «А вот так!») и чуть более изобретательное «Кова» (слово «кова» означает «шляпа»).

Когда я только начинала преподавать иврит, для меня стало настоящим откровением, что очень многие умные, безмерно мной уважаемые люди, начинающие изучать иврит, считают, что это такой специальный язык, организованный по принципу «Лама? — Кова!». Или, если чуть развернуть мысль, «Каха зе бе-иврит», универсальный ответ многих преподавателей ульпана на все вопросы. Переводится он как: «Так оно в иврите».

Многое в изучении иврита репатриантами лично мне постичь сложно: я учила его в университете, размеренно, у людей, у которых я всегда могла что-то уточнить на русском. Поэтому рассуждать об атмосфере постоянного стресса, в котором находится человек, только что переступивший порог ульпана, у меня получается примерно так же хорошо, как у Марии-Антуанетты — о хлебе и пирожных.

Но что я действительно умею — так это показать ученикам, как устроен иврит, поэтому я знаю: в действительности иврит — язык безмерно логичный. Он более логичен, чем славянские языки, богатые на исключения и фонетические чередования, романо-германские языки с их системой времен (в иврите базовых времен три), он принципиально отличается в выгодную сторону даже от арабского — потому что синтаксис арабского предложения значительно более строг, чем синтаксис современного иврита, значительно изменившийся под влиянием возрождавших его людей, которые говорили, конечно, на индоевропейских языках.

Тем не менее, есть в иврите вещи, которые пугают всех без исключения. И у меня есть предположение, что именно они тормозят обучение и запускают глубинные механизмы страхов изучающих иврит. Сегодня мне хотелось бы рассказать об одном из них — и, возможно, развеять некоторые страхи.

В первую очередь, в тот момент, когда вы еще ни слова не знаете на иврите и впервые открываете учебник, это — письменность. Действительно, с трудностями расшифровки родной кириллицы вы никогда не сталкивались, латиница пришла, вероятно, в первых классах школы, да и была во многом похожа на русский алфавит, и, скорее всего, ульпан — ваша первая попытка расшифровать непонятные закорючки.

Фольклор, который умнее каждого из нас в отдельности, предлагает на этот случай следующий израильский анекдот: «Как начинается кулинарная книга для марокканок (имеются в виду, конечно, представители марокканской еврейской общины; в другом варианте упоминаются румынки)? — Прежде всего — успокойся».

Итак, прежде всего — успокойтесь. В еврейском алфавите всего 22 буквы, меньше, чем в кириллице и латинице. Вам не нужно учить пиктограмм и иероглифов, не нужно заучивать сразу две азбуки, как в японском, не нужно немедленно вникать в графические соединения букв между собой и садиться для этого за прописи минимум на пару месяцев, как в арабском. И эти буквы вам вполне подвластны!

Некоторое время за прописями все же придется посидеть. Тем не менее, от 5 до 10 строчек каждой буквы в отдельности оттачивают графику, но не очень помогают связать написание со звуком. Для того, чтобы это сделать, вам понадобятся слова. Но не только первые ивритские слова. Они хороши, но пока незнакомы, а одно из важнейших правил изучения чего угодно нового — постепенность введения этого самого нового (например, одновременно изучать новые буквы и новые слова очень сложно).

Записывайте ивритскими буквами все, до чего дотянутся ваши руки, — свои имя, фамилию, адрес, название города, слова-интернационализмы и русские слова. Так вы привыкнете, мысленно произнося звук, представлять себе букву.

Ивритские же слова, которые пока незнакомы, лучше переписывать, параллельно прослушивая. Нечего прослушивать, потому что в вашем учебнике таких упражнений нет? Попросите друга, который говорит на иврите лучше вас, «начитать» для вас несколько слов и записать на диктофон — и регулярно упражняйтесь с расшифровкой этой записи, вначале копируя и прослушивая ее, а затем устраивая себе диктанты и записывая на слух. Затем попросите у друга новую запись — и так до тех пор, пока в изучении букв не появится просвет.

Параллельно вы наверняка будете разговаривать, слушать, писать и читать, и прочая речевая активность окажется подспорьем, но все же ассоциации алфавита со звуками лучше усиливать отдельно.

Обращайте внимание на буквы, которые пишутся почти одинаково, и намеренно записывайте с ними слова или составляйте словосочетания, которые вам знакомы или напоминают о чем-то. Например, в рукописном шрифте очень похожи друг на друга буквы «заин» и «гимел», обозначающие, соответственно, звуки «З» и «Г» — значит, вашим «лучшим другом» должно стать, к примеру, слово «газ»!

Старайтесь читать разные шрифты. Не ограничивайтесь рукописными и печатными буквами в упражнениях из ульпана, счетами за воду и электроэнергию и гневными письмами учителей из школы ребенка. Попалась необычная вывеска на улице? Отлично, ваша задача — понять, что здесь написано, и с места вы, пока не поймете, не сдвинетесь. В газетных заголовках будто бы нет ни одной знакомой буквы? Немедленно купите номер этой газеты, методично сравнивайте буквы заголовка с известными вам образцами, пыхтите, старайтесь — но поймите, о чем кричат газеты. Удалось перевести текст статьи в интернете? Копируйте его в файл Word, выделяйте — и меняйте шрифт. Сравнивайте, изучайте, пробуйте — и тогда несколько стандартных шрифтов станут вам ближе и роднее.

Напоследок, когда вы освоитесь с буквами и заодно продвинетесь в целом, выучите пару панграмм — фраз, использующих все или почти все буквы алфавита, аналогов русского «Съешь же еще этих мягких французских булок да выпей чаю». Среди них попадаются особенно абсурдные фразы — а ведь ничто так не запоминается, как абсурд! Как вам «Казахстан — страна, вызывающая обморок и полная слез» (קזחסטן ארץ מעלפתת, גדושה בכי)? А «Кролик съел немного моркови со вкусом салата, и хватит» (השפן אכל קצת גזר בטעם חסה, ודי)? Выбирайте на свой вкус!

Ну, и напоследок — немного мотивации. Множество людей начинали учить иврит в Израиле. Кто-то бросил иврит — так бывает: кто-то нашел работу в англо-, франко- или русскоязычном секторе, кто-то уехал из Израиля, а кто-то вроде и говорит на иврите, но лишь в рамках своей профессии, не более.

Но лично мне не известно ни одного случая, в котором человек всерьез брался за иврит и терпел фиаско именно из-за алфавита. С этими двадцатью двумя товарищами в конце концов научается дружить большинство из нас. Научитесь и вы!

Но прежде всего — успокойтесь. Ведь впереди у нас разговор об огласовках…

Добавить комментарий

Adblock
detector