Израиль без галстуков

«Почему в Израиле так некрасиво одеваются?»

«Врачу нужно прилично выглядеть», — думал я на шестом курсе университета в Иерусалиме, напяливая на себя выглаженный белый халат. Под халатом была не менее выглаженная рубашка с галстуком, повязанным узлом «Атлантик». Мой медицинский прикид дополняли брюки кремового цвета и коричневые итальянские туфли. В то время деканат факультета тщетно пытался бороться с волосатыми ногами студентов, приходивших в клинику в шортах и сандалиях; а немногим ранее педсовет вынес выговор студенту, предпочитавшему ходить босиком. Да уж, будучи студентом шестого курса, я и правда выглядел как врач… из страны третьего мира, где доктор, большой человек, действительно должен ходить в костюме, ибо noblesse, как говорится, oblige.

Недолго музыка играла, недолго фраер танцевал… В один прекрасный день мой белоснежный халат и все, что было под ним, оказались залитыми фонтанами крови, бившими из десен веселого пациента, который в свои 25 лет впервые услышал от меня о необходимости ежедневной чистки зубов. Вскоре израильские больницы, вслед за американскими, рекомендовали врачам приходить на работу без галстуков, этих висячих рассадников микробов, а также отказаться от редко стираемых белых халатов в пользу хирургических костюмов. А главное — оказалось, что так намного удобнее…

В Израиле жарко. Служа в армии стоматологом, я ходил на службу в полевой х/б форме с проделанными в области подмышек дырками, которые мы называли «натуральным кондиционером». В этой форме можно было спать, есть, лечить зубы и штурмовать ливанскую границу. Она была страшно подержанной, мешковатой, мятой, но в то же время мягкой и удобной, и никто не заморачивался вопросом «а что будет, если испачкается?»

Именно по этому принципу европейцы уже давно научились распознавать туристов из США, Австралии и Израиля: они одеваются так, как им удобно, и не следуют рекомендациям этикета. Правда, если американца все-таки можно встретить в костюме на деловой встрече, то израильтянин и на нее заявится в повседневной одежде. А если уж наденет костюм, то обязательно заявит иностранному гостю: «Видишь этот костюм? Я в нем женился!» — дав тем самым понять, что, во-первых, костюм у него один, первый и последний (так как хоронят здесь без костюмов), а во-вторых, его достали из нафталина специально для вас, господин иностранный гость.

В моем шкафу еще лежат потертые футболки двенадцатилетней давности с военного курса медиков — они мне дороги как память и используются как пижама. Ясное дело, встав утром, можно пойти на рынок в той же старой футболке, в которой ты спал ночью, — там и так жарко, шумно, грязно и всем наплевать. Ну, а если до рынка нужно зайти к семейному врачу за рецептом — черт с ним, он же врач, чего он не видел?! О том, чтоб нарядиться на культурные мероприятия, даже не идет речи. На свадьбу однокурсника надеваем черную футболку, в театр идем в джинсах и свитере; и я своими глазами видел однажды, как кафедра музыкальной теории отправилась всем составом в оперу и один ну очень серьезный ее аспирант явился в шортах и майке-«алкоголичке».

Хотя, конечно, времена меняются. Если раньше в Израиле считалось хорошим тоном одеваться «по-рабочекрестьянски» и полстраны ходило в синих рубашках и шортах цвета хаки, то сегодня у многих из нас шкафы забиты приличной одеждой и даже — o tempora, o mores! — костюмами, в которых мы все-таки иногда ходим в университет, на работу, в рестораны и на концерты. Возможно, я не стану надевать смокинг в театр, а моя жена не будет краситься перед каждым выходом в свет, возможно, я приду в джинсах и толстовке на работу или на лекцию; но это отнюдь не от неумения хорошо одеваться. Просто нам так удобно.

ФОТО: из архива автора

Добавить комментарий

Adblock
detector