Обычное дело: ищем бомбу

«Насколько страшно жить в Израиле?»

Обычное дело. Вечер после шаббата. Детей ублажили, в спортзале побегали, дела переделали. Расслабленные, рулим домой. Сейчас приедем, выпьем чаю и посмотрим что-нибудь перед сном. На полпути из Раананы в Герцлию остановились на красный. Еще пять минут — и мы дома.

Вдруг слева, с только что открытой дороги, выскакивает автомобиль муниципальной полиции Герцлии, мчится поперек рядов и встает прямо перед нами, преграждая путь. Видим, что в обратном направлении дорогу тоже перекрыли. «Ну вот, приехали…» — ворчит Петя.

Через пару минут из полицейской машины неторопливо вылезает офицер. Как будто рассеянно осматривает толпу у нас за спиной. Лениво закуривает, потом что-то объявляет в громкоговоритель. Мы не успели опустить стекла и не смогли разобрать. Машем соседу слева из модной серебристой машины. Он приоткрывает окно, из которого веет теплом и мужской туалетной водой.

— Шалом! Не знаешь, чего стоим? Мы не расслышали, что офицер сказал.

— Шалом-шалом. Сказал, что неопознанный предмет на дороге.

Петя откидывает спинку водительского сиденья и устраивается поудобней: «Это может часа на два… Пока робота привезут, пока взорвут… Мы как — поспим или за мороженым сходим в «Тив-Таам»?»

За нами уже скопилась порядочная пробка. Курьер из «Доминос-пиццы» протискивается на мопеде между машинами и встает впереди. Люди в автомобилях спокойно ждут: кто-то дремлет, кто-то слушает музыку. Никто не дергается, не гудит. Полицейский, высокий, слегка заторможенный парень в короткой кожаной куртке, медленно курит. Где-то далеко воет сирена.

На тротуаре тоже образовалась группка людей: несколько кутающихся в теплое пешеходов, молодая парочка в ярких спортивных трусах на вечерней пробежке, несколько велосипедистов. Они явно успели перезнакомиться и теперь вместе чему-то смеются. Только какой-то юноша устроился поодаль, уткнувшись в смартфон.

Наш новый приятель из модной машины слева успел навести марафет и теперь болтает по телефону через Bluetooth. То ли с женой, то ли с девушкой — обрывки разговора просачиваются даже сквозь закрытые окна.

Из машины справа выходит водитель — худощавый мужчина лет сорока пяти в джинсах и красной ветровке. Оглядывается назад, прикидывая, сколько за нами машин, и обдумывая, как бы скорее слинять. Переминается с ноги на ногу, разминая ступни, как бы невзначай оказывается у полицейской машины. Ему явно скучно и охота поговорить.

— А где этот ваш неопознанный предмет? — спрашивает он курящего полицейского.

— Там, на дэрех Ерушалаим, — отвечает тот, неопределенно кивая в сторону Герцлии.

Мужчина поднимается на цыпочки, пытаясь разглядеть, что же там впереди, за изгибом пустой дороги.

— Это за эстакадой, что ли? — уточняет он.

— Посередине.

— Может, хоть развернуться дашь, и я по-другому проеду, а? — просит мужчина, скорее чтоб поддержать разговор, чем правда рассчитывая проехать.

— Не-а, не дам, — добродушно улыбается офицер.

Ждем еще около четверти часа. Сквозь треск громкоговорителя полицейский предупреждает, что привезли робота и готовятся взрывать. Издалека доносится пара хлопков, потом еще. Все замирают, напряженно вслушиваясь в тишину. Но ничего больше не слышно.

Тогда в сотнях успевших остыть машин одновременно поворачивается ключ зажигания и включаются фары. Готовые сорваться с места, фыркают мотоциклы. Водители, только что дремавшие за рулем, уже держат ногу на педали газа. Полицейский садится в машину и выруливает на обочину. Блок снят. Можно ехать.

И вдруг в одну секунду все приходит в движение: с ревом стартуют с места мопеды и мотоциклы. Курьер от «Доминос» рвется вперед — доставлять немного остывшую пиццу. Трогаются машины, растекаясь привычным потоком по дэрех Ерушалаим.

От группки людей на тротуаре отделяется полицейский в штатском: оказывается, он с самого начала координировал пешеходов. Перекидывается парой слов с офицером из полицейской машины и, помахав на прощанье парочке в спортивных трусах, растворяется в темноте.

Пробка рассосалась. Люди, болтавшие на тротуаре, разбрелись по домам. Полицейский в штатском ушел догуливать выходной. Город живет как всегда. Наконец, и мы добрались до дома. Сейчас выпьем чаю и будем засыпать под кино. «И что?» — спросите вы. Да ничего. Я ж с самого начала сказала: обычное дело.

Добавить комментарий

Adblock
detector