Хуцпа исраэлит, или Нахальство — вторая родина.

Слово «хуцпа» уже вошло в английский язык как chutspa и означает вовсе не нахальство или наглость, хотя такой оттенок там тоже есть. Оно означает «осмелиться». Мировой хайтек уже лет тридцать изумленно качает головой, глядя на нахальные идеи израильских стартаперов. Они растут как грибы, не боясь провалов и обвинений в безумии. Быть изобретателем без доли нахальства и безумия невозможно. А как иначе выйти в поперечное пространство и получить что-то новое?

Откуда же взялись эти самые наглость, смелость и безумие в государстве, отцами основателями которого были европейские евреи с их интеллигентным воспитанием и старомодной вежливостью? Говорят, что немецкие евреи (йеким) даже кирпичи на стройке передавали друг другу, сопровождая каждый неизменным «битте»-«данке».

В общем-то, это и было целью. «Никогда больше!» — это главное, чего хотели евреи, выжившие после Катастрофы и собравшиеся на маленьком клочке пустыни. Они договорились, что никто больше не сможет гнать нас на убой, как скот. Забегая вперед, скажу, что в этом смысле эксперимент, пожалуй, удался. Я так и представляю, как толпе наших подростков говорят: «Давайте, в колонну по четыре и вооон в ту теплушку!» А они такие «Ага! Щас…» Впрочем, надеюсь, нам никогда не доведется проверить.

Вы же знаете, что Израиль абсолютно детоцентричен? Или, проще говоря, помешан на детях? Возможно, именно потому, что типичный израильтянин сам — большой ребенок. Он садится на пол в любом месте, если устал, говорит то, что думает, кричит, если ему больно, и задает неудобные вопросы. Ребенок, который искренне уверен, что солнце следует за ним, когда он идет. Ну и действительно, а куда солнцу еще следовать?

Мы все рождаемся такими. Куда девается уверенность в том, что центр мира находится внутри нас?

Если не ходить, ноги постепенно слабеют. Если с ранних лет действовать только по правилам, внутренний центр мира (там, где при рождении завязывают такой симпатичный узелок) теряется. Как? Очень просто. Тебе не надо каждый раз спрашивать себя, как поступить. Как будет лучше для тебя, для ситуации, для окружающих? Вокруг тебя куча правил.

В садике все завтракают манной кашей, в 10:30 занимаются лепкой, а после обеда пьют компот. А если ты вдруг захочешь порисовать или попросишь воды вместо компота, то тебе очень доходчиво объяснят, что так хотеть НЕПРАВИЛЬНО. Ты не можешь хотеть строить башню из кубиков, когда все рисуют. И вот так ты раз за разом отучаешься слушать и слышать себя и понимать, чего ты действительно хочешь.

Оструганный кучей правил и доработанный напильником «у нас так принято», ребенок становится очень удобным. И страшно милым. Он идеально вписывается и почти не занимает места. Он ни капельки не похож на «ужасных израильских детей», которые могут подойти и запросто сказать «Дай..».

Ужасные? Прекрасные? Да просто живые. Настоящие. Я знаю и тех, кто в восторге от раскрепощенности наших граждан, а детей в особенности. И тех, кто в ужасе от всей этой вопиющей невоспитанности, хамства и полного неуважения к старшим и неспособности подождать минутку. Удивительно, что и те, и другие видят один и тот же Израиль. И все они прекрасно однобоки в своем восприятии. Моя любимая фраза — «И это тоже я». «Я» бывают разные, как и мы — израильтяне.

Можно ли этому научиться не в год и не в десять лет, а будучи взрослым, воспитанным в тревожном оглядывании на правила и на незабвенную Марью Алексевну? И главное — как? Я пошла и спросила (с хуцпой у меня все в порядке). Вот самые интересные из ответов, которые я получила:

1. Конфликт интересов — это не про тебя и не про оппонента, это про ситуацию.

Если возникает конфликт, то мы, как воспитанные люди, сначала проверяем: «Что со мной не так?» по длинному чек-листу. После семикратной проверки и долгих сомнений мы переходим к варианту: «Может, это он му..ак?» Попытайся вместо этого сразу разобраться, что не так с этой ситуацией и как ее изменить, чтобы она тебя устраивала.

2. У всего живого есть место под солнцем.

Если ты живой человек, ты занимаешь место в пространстве и кому-нибудь обязательно мешаешь. И это абсолютно нормально. Просто позаботься о том, чтобы твое место в этом мире было четко обозначено. Пусть окружающие тебя люди будут в курсе, что тебе нравится, а что — нет. Тогда никому в голову не придет проходить сквозь тебя. Им придется либо обходить, либо попросить, чтобы ты подвинулся.

3. Безбожно преувеличивай свои достоинства — окажешься ближе к реальности.

Мы обычно принижаем свои способности. Это даже не правда, это факт. Поэтому научись хвастаться. Даже если твой внутренний интеллигент со скрипочкой в это время приседает от ужаса, знай — ты, скорее всего, близок к истине как никогда. Я помню, как Л. учил меня проходить интервью. «Если тебя спросят: «Летать умеешь?» — отвечай, не задумываясь: «А как же! Просто облачность сегодня, знаете ли…»

4. Ты — ценность. А значит, ценно твое время, силы, внимание и т.д.

И ты МОЖЕШЬ выделить часть этого ценного ресурса окружающим, но вовсе не ОБЯЗАН. Мы страшно переживаем за свою нужность этому миру. «Я нужен — значит, я существую». Поэтому мы тут же хватаем телефонную трубку, когда раздается звонок, соглашаемся на ненужные встречи и взваливаем на себя груды бессмысленных дел. А как же иначе? Я нужен этому миру! Просто подумай, а нужен ли тебе мир в этот момент? В конце концов, если ты так уж необходим, тебе перезвонят.

5. Если тебе дадут линованную бумагу, пиши поперек.

А это уже лично от меня. Слушай себя внимательно и делай то, что важно для тебя, даже если это против правил.

Я приехала в Израиль, получила лицензию на работу врачом, сдав сложный экзамен, и мне все вокруг начали рассказывать, как это круто и как теперь я должна пройти специализацию, потом еще экзамены и тогда…

— А если я не хочу врачом больше работать?
— Как? Ты же училась столько, ты сдала такой экзамен, и теперь все это бросишь?
— Ну да. Я хочу работать с людьми, а не с отдельными деталями. Я хочу быть психотерапевтом
— У тебя же здоровье… И, вообще, это история не для эмигрантов. Язык же! Да чтобы заниматься терапией тебе придется сто лет учиться!!! Да те, кто здесь родился, бьются изо всех сил и один из десяти этим потом нормально зарабатывает…

Нахальство с моей стороны, конечно. Но хороша бы я была, если бы действовала по их правилам.

************************

Четырехлетней Саше просто полагается приз за фразу года:

— Ой какая хорошенькая девочка! А как тебя зовут?
— А тебе зачем?

Да, это про нашу девочку. Это мы втискиваемся в любую очередь. Истошно сигналим под окном любимой девушки. И просто можем брякнуть: «Кошмарно выглядишь. Давно у парикмахера была?» Это мы — подростки, кладущие ноги на сиденья в автобусе. Это я — ребенок, который может спросить: «А сколько это стоило?», — когда ему дарят подарок. Это я — юный сабр, придумавший компьютерную программу, которую теперь за миллионы покупает Intel.

Мы все, живущие здесь, на этой территории, мы часть народа, породившего всемирную моду на «хуцпа исраэлит» и на счастье быть самим собой. Неудобные, громкие, яркие, но все же это мы. Приятно познакомиться.

Если вы, как многие из нас, ощущаете в себе большое количество «правил», страдаете от неправильных чувств, вечных проблем с «хочу» и «должен», приглашаю вас на терапевтический онлайн-курс «Мы научим вас плохому. Для хороших и правильных мальчиков и девочек». Для того, чтобы записаться на курс, вы можете отправить мне e-mail на адрес anazarembo@gmail.com с темой NiceGuys и любыми вопросами на эту тему.

Добавить комментарий

Adblock
detector