Оттуда виден Тель-Авив

«Зачем евреи селятся на палестинских землях?»

— Чего-о-о?! Какое поселение, какие территории?

Мой будущий муж поправил указательным пальцем очки. Откашлялся.

— Ну, Бэллочка, ну которые мы отвоевали в 1967 году. В Шестидневную войну, помнишь? Поедем, посмотришь. Это важно. Оттуда виден Тель-Авив к югу и трубы Хадеры к северу.

— Ну, конечно, помню как вчера. То есть я теперь буду жить за проволочным забором и висеть на нем, задумчиво покачиваясь на хвосте, когда мне взгрустнется, потому что так нужно?

Я не была в восторге. Я люблю город, суету, запахи и не люблю природу и вид на ущелье из окна. Ах, эти выхлопные газы! Как прекрасны они перед закатом!

Мы поселились здесь по идейным соображениям. Это, действительно, важно. Карней-Шомрон — поселение в Западной Самарии, довольно старое и благоустроенное. Тут есть все, что нужно для жизни. И даже больше. Учебные заведения от детсада до средней школы, пара больничных касс, обилие зеленых полянок, густо обсиженных мамашами с младенцами, клуб для пенсионеров и даже, как бы это сказать, торговый центр. Чуть больше, чем сельмаг. Мы его ласково называем «каньон». А еще есть бассейн и тренажерный зал.

Население в нашем поселении смешанное: тут живут вместе религиозные и нерелигиозные. Существует условное деление на районы. Район, где живем мы, — Неве-Ализа, названный в честь Ализы Бегин, — религиозный. Расположенный напротив район Неве-Менахем — в честь Менахема Бегина — нерелигиозный. Между ними два центральных района: Гинот-Шомрон и Карней-Шомрон. Но деление, как я уже сказала, условное.

Поселения в Иудее и Самарии не сельскохозяйственные. Население в основном «белые воротнички». Мои соседи — адвокаты, преподаватели вузов и даже бывшие парламентарии. А уж удельный вес программистов на полдунама тут не меньше, чем в Силиконовой долине.

Кроме вида из окна на ущелье, Самарийские горы и бесконечное небо, меня пугало еще кое-что. Община! О боже, нет, только не это! Я не умею и не хочу жить в общине. Я, конечно, вежливая. Я буду говорить «доброе утро» и «шаббат шалом». Но я не люблю общественную жизнь и не хочу участвовать в женском вечере сионистской песни.

Поселения бывают двух видов: общинное и городское. В общинном поселении вас попросят пройти приемную комиссию. Такие поселения обычно маленькие, жизнь в них строится по общинному принципу, то есть в тесном контакте друг с другом. Как правило, они религиозные и во главе стоит раввин. Там надо быть частью общины, если не хочешь прослыть белой вороной.

Поселение городского типа — это, в сущности, пригород. Там живут и светские, и религиозные, и те, что между ними, — каждый ведет тот образ жизни, который сам выбирает. Даже в поселениях городского типа чувствуется некоторая семейственность. Пойти к соседке за солью нормально и в городе. Но вот попросить кого-то забрать ребенка из сада, поскольку сам неожиданно задерживаешься на работе, и накормить-напоить-спать уложить — об этом в городе можно попросить исключительно подругу. А в поселениях — любую соседку. Я живу тут как в спальном районе города, лишь изредка пользуясь преимуществами поселения. Как-то я лежала в больнице. Мою семью снабдили продуктами, пожалели, прочли в синагоге молитву за выздоровление и таки воспитали бы, но тут выписали меня и общественная жизнь закончилась.

У меня родились тут дети. Здесь они ходили в детский сад и школы. Практически с нулевого возраста они растут вместе со своими сверстниками. В своем кругу. Мои родители, приехав, поселились здесь же и вполне довольны русской библиотекой и кружками в сельском клубе.

Иногда летним вечером, возвращаясь с работы, я ловлю себя на том, что все это выглядит как дом отдыха где-нибудь в Анапе. Южная темная ночь, цикады, пальмы, запах цветов, играющая вдалеке, в молодежном клубе, музыка и физкультурники на пешеходных дорожках. Раз-два, раз-два. Не жизнь, а рай. Все так. Если бы не враждебное окружение и дороги.

Если вы плохо реагируете на визуальную опасность, то, скорее всего, вам не подойдет жизнь в поселениях. Потому что возвращаться с работы вам придется через арабскую деревню. «Наша» относительно спокойная. Смекалистые предприниматели деревни Небе-Элиас быстро сообразили, что пришли «русские». Одно время прямо на дороге красовалась вывеска на русском языке: «Вырываем зубов». Ну а что такого, зато дешево и врач учился в Ленинграде. Зовут Абдулла. Член партии с 1994 года. Но такие пасторали вовсе не везде.

Если же вы думаете, что опасность здесь ровно такая же, как в Тель-Авиве, взвесьте все «за» и «против». Без сомнения, есть свои плюсы. Только дома бесплатно здесь не раздают — это ложь «левой» пропаганды. Мы их либо строим, либо снимаем. В поселении можно купить участок земли и строить самому, можно приобрести новый проект, а можно и старый, обжитой дом. Существуют поселения с многоквартирными домами. Кстати, когда-то поселениями были и Ариэль, и Маале-Адумим, а потом разрослись и стали городами.

Если вы все-таки решили жить в поселении, важно иметь в виду несколько нюансов. Во-первых, характер населения. Тем, кто ведет светский образ жизни, не стоит выбирать религиозное поселение. Вас не выгонят, но школы и сады, к примеру, будут религиозные. Некоторое время мы жили в харедимном поселении Кирьят-Сефер. Неудобства были очевидны: мы религиозная семья, но не харедимная. Нас никто не выгонял, нам самим было неудобно там жить.

Второй немаловажный момент — наличие транспорта. В поселении можно прожить без машины, но это создаст дополнительные неудобства. Есть поселения с весьма сносным расписанием автобуса, но их не так много. Кроме того, варианты маршрутов будут ограничены.

В-третьих, если с вами живут родители, стоит искать поселение, где жизнь людей «золотого возраста» организована. Вы уедете на работу, а они останутся тут. Конечно, они могут разбить японский садик на вашем приусадебном участке. Но сколько можно в нем возиться?

И последнее. Политическая ситуация такова, что израильское правительство может в какой-то момент решить демонтировать поселения. Не дай Бог, конечно. Бежать будет некуда, поскольку вы не только дома в поселении лишитесь. Отсюда еще и весь центр страны простреливается. Это, конечно, маловероятный сценарий, но мир меняется стремительно, а за возможность жить в Израиле мы платим очень высокую цену.

Поселенцы далеко не всегда «идеологические». Встречаются среди них и «колбасники». Купить в городе дом или коттедж с участком практически нереально, тут же дом будет стоить как квартирка в Гуш-Дане. В качестве бонуса пресловутый горный воздух и относительно низкая преступность. Помнится, у нас как-то поймали подростков с джойнтом. Обычное дело в городах. Тут же это было событие года.

В общем, если вы любите, чтобы все вместе, одной семьей, с песнями по вечерам, а перечисленные минусы не пугают, добро пожаловать. Вам будет здесь хорошо.

ФОТО: поселение Эли, Самария, Akivapath

Добавить комментарий

Adblock
detector