Зачем евреи селятся на палестинских землях?

Зачем евреи селятся на палестинских землях?
Анна Задымская, г. Казань

Это вы про Иудею и Самарию, похоже? Кто зачем, но уж точно не для того, чтобы поселиться на «палестинских» землях. Не буду сейчас углубляться в хитросплетения истории (но готов в другой раз, если спросят), чтоб доказать, почему не могла Иудея оказаться палестинской землей. Попробую пока объяснить, зачем евреи здесь селятся.

Вот мы, например, приехали, потому что искали хорошую компанию — чтобы такие соседи были, с которыми хотелось бы прожить жизнь (и не ошиблись, надо сказать). Потом влюбились в пустынный ландшафт. Ведь пустыня — она каждый день разного цвета, как и небо над ней. А запах пустыни, запах!..

Кстати, насчет того, что поселение занимает арабские земли. С нашего балкона открываются необъятные просторы — и ни на востоке, ни на юге, сколько глаз достает, не видно ни одного арабского дома. За холмами на восток, в нескольких километрах от нас, живет симпатичная бедуинская семья, ее не видно из окна, но мы знаем о ее существовании, общались несколько раз. К северу, признаю, есть несколько домов арабов — на горизонте…

Но чем больше мы живем здесь, чем лучше узнаем историю, тем больше понимаем, что это и есть настоящий Израиль. Конечно, и Галилея прекрасна, и Голаны, и Реховот… Но такой насыщенности историей еврейской, чтобы чуть ли не на каждом шагу что-то напоминало или о книгах Писания, или о последующих эпохах, — я не знаю, где еще найдешь (Иерусалим, конечно, вне конкуренции, поэтому не обсуждается). К сожалению, многое еще толком не изучено, да и сохранение памятников истории, прямо скажем, оставляет желать лучшего. Идешь по развалинам хасмонейской крепости в Ароме или еврейского города двухтысячелетней давности в Тель-Адоре  — под ногами древняя керамика хрустит, овцы через древние стены перелезают…

Что же, спросите вы, так уж и не замечаете, что вокруг живут палестинцы? Отчего же, замечаем, и отношение к этим соседям меняется с годами.

Сначала оно было нейтральным: они живут, и мы живем. Потом пришла интифада, погиб под пулями террористов один друг, второй, третий… Да и сами словили булыжник в машину. Много повидали за 16 лет… Что тут сказать, симпатии к арабам все это не добавляло. Недаром так тяжело дается изучение арабского языка — мешает барьер психологический.

И однако же это еще не точка. Прошли годы, мы познакомились со многими жителями окрестных палестинских и бедуинских деревень. И они, как и следовало ожидать, оказались не все на одно лицо. Встретились среди них умные и глупые, честные и не очень. Немало, совсем немало среди них фанатиков, искренне ненавидящих евреев или жаждущих отомстить нам за какую-нибудь давнюю обиду. Но нашлись и адекватные люди, мыслящие, понимающие, что происходит, хотя и бессильные пока изменить настроения своего общества.

Конечно же, евреи никогда с этих земель не уйдут, с Божьей помощью. Но и арабы тоже. Осознание этого медленно, но приходит с обеих сторон. Когда оно появится у большинства, нас и их, многое может измениться к лучшему.

Меир Антопольский готов также ответить на вопросы об организации экскурсий по Иудее и Самарии в рамках проекта «Место встречи»

Добавить комментарий

Adblock
detector