Есть среди вас сабры?

Оттарабанив после окончания ульпана четыре месяца в киббуцной столовой разнорабочим, я всерьез задумался о необходимости передачи накопленного опыта вновь прибывающим. Тем более, что до заезда новых олимов в наш киббуц осталось всего ничего. Так что скрупулезно прошерстив статьи старших товарищей, начитавшись блогов и погрузившись в бесконечные холливары на форумах, я, кажется сумел создать идеальное приветственное слово (жаль только редактор все «Вы» с прописной буквы заставил исправить).

«Вас, олимов, конечно, надо учить, а то едете, понимаешь, на все готовое, как к себе домой. «Мы, мол, такие гуманитарии с тремя высшими образованиями, тряпкой тут махать не будем, мытье полов — это не для нас!» Много вы понимаете! Для мытья полов вообще-то и тряпка не нужна, у нас же в Израиле этот процесс уже годами отработан — разлил воды по полу и аккуратно шваброй с резинкой все в сливное отверстие или сразу на улицу сгоняешь. Но вам-то это невдомек, университетов понакончали, а «матате» от «миврэшет» отличить не можете.

Думаете, вы в страну «молока и меда» приехали, понахватались у тамошних эйчаров зауми — «мы для этого, конечно, оверквалифайд, но готовы к такого рода дауншифтингу». Да, что вы в том дауншифитнге понимаете, привыкли по Тайландам на деньги от сдачи квартиры в Москве жить! А попробовали бы вы «никайоном» на жизнь заработать! Это не в фейсбуках посты строчить, тут навык нужен, а вы же и «Экономики» (средство бытовой химии — прим.ред.) небось в глаза не видели!

«Ой, а у нас посудомойка с сенсорным управлением была, — говорите. — Не знаем, как этот ваш агрегат включить». А агрегат, между прочим, старше вас. Уже лет 40 работает, вас еще на свете не было, а он уже всю посуду в киббуце отмывал.

Приезжаете как в пионерлагерь, ходите, глазами хлопаете и радуетесь: «Ой, попугай на пальме! Ой, хамелеончик! Ой, ящерка!» Тьфу! Думаете, в сказку попали? Так поди же, попляши: все тяготы и лишения эмигрантской жизни на себе испытать должны сначала. Как мы! Вот этими вот руками страну к расцвету приведшие. Мы-то свое отпахали на благо новой Родины. ВТОРОЙ год уже здесь, не разгибая спины! И нечего тут ухмыляться…»

Судя по фейсбучным историям о наивных олимах и мудрых ватиках, приветствовать новеньких в Израиле принято именно так. Правда, кроме как в интернете я с подобным сталкивался один раз, когда на третий день в стране мне прочел проповедь охранник в супермаркете. А в основном другие встречаются: ехал на трэмпе в киббуц, разговорились с парой, которые уже лет 20 здесь. Говорю, что пока, конечно, неквалифицированным трудом на жизнь зарабатываю — в столовой мальчик на побегушках. Они в ответ: «Здесь вообще не важно никому, где ты работаешь, и сколько денег получаешь, главное — работаешь!» А уж свои-то, киббуцные ватики, и вовсе всегда поддержат. «Мы и сами с этого начинали,- говорят. — Сейчас иврит подтянете и дальше пойдете, не вешать нос главное!»

Понятно, что забравшись в глубинку, на крайний по израильским меркам север, мы оказались немного ограничены в выборе работы — русскоговорящие журналисты тут нужны примерно никому. Но, во-первых, первые 5-6 месяцев про работу можно вообще не думать — полдня в ульпане, полдня — дети, практика иврита и домашка. Хотя, если силы остаются, можно и подработать. Во-вторых, в киббуце, конечно, разные люди есть, и трудоголики далеко не все из них, но как только узнают, что ты уже работаешь, сразу по-другому смотрят. А некоторые еще и помочь пытаются, предлагая альтернативные варианты трудоустройства. Так что со столовой я распрощался, несмотря на перспективу стать шеф-поваром. Ладно-ладно, тут я, конечно, приврал — какой из меня израильский кулинар, если я хумус не люблю? (только не рассказывайте никому, а то вдруг депортируют).

А что касается всех этих фейсбучных споров между ватиками и олимами, запугивания тем, что вы должны хлебнуть свой тазик говна, и, вообще, навсегда останетесь тут «русим», то вот пример с моей новой работы — метапелем (да-да, я коллекционирую все эмигрантские профессии: в планах еще такси и муверы). На лекции о символизме в современном израильском искусстве, которую читали для 60 местных бабушек и дедушек (и меня), речь, конечно же, зашла и о понятии «сабр». «Знаете ли вы, что это значит?» — спросил лектор. Шестьдесят бабушек и дедушек закивали. «Поднимите руку, есть ли среди вас сабры? — предложил лектор. Шестьдесят бабушек и дедушек не шелохнулись. Ни один из них не родился в Израиле, все когда-то приехали: и «мизрахи», и «еке», и «марокаи», и прочие ашкеназы. И ничего, работали тяжело — лес посадили, болота осушили, поля разбили. А Мертвое море знаете? Тоже они.

Добавить комментарий

Adblock
detector