Если бы я защищал Эльора Азарию

В военном суде в Яффо продолжается суд над военнослужащим Эльором Азарией, который добил раненого террориста после теракта на перекрестке Джильбер в районе Тель-Румейда. Солдат обвиняется в непредумышленном убийстве и недопустимом поведении. Прокуратура утверждает, что Азария открыл огонь без оперативной необходимости. Азария утверждает, что террорист был одет не по сезону и была опасность, что на убийце спрятано взрывное устройство.

Адвокат Александр Гамбарян рассуждает, как добиться оправдательного приговора в этом громком деле.

Пришла пора поговорить о солдате. Однако здесь я буду говорить исключительно о юридической стороне вопроса — что бы я делал, если бы был его адвокатом. Так сложилось, что мне очень трудно представить себя в роли прокурора, а тем более военного, поэтому вот позиция защиты.

Защита строится на одном тезисе — он боялся, что у террориста пояс шахида и тот взорвётся. То есть по ошибке. Всё остальное нерелевантно: если он сделал это не от страха, а просто решил «добить» — он убийца и должен сидеть. Точно так же, как должен сидеть отец, застреливший убийцу своего сына или насильника своей дочки. Закон есть закон.

Итак, что бы я делал на месте его адвокатов?

Я бы не стал сильно заморачиваться на объективных фактах, а сосредоточился бы на его мыслях. Уголовное преступление делится на две части — mens rea и actus reus, то есть умысел и исполнение. И если то, что происходило, запечатлели камеры и свидетели, то в голову человеку пока что не залезть никак.

На первом же допросе солдатик у меня бы подробно описал, как услышал о теракте, как ему сразу вспомнились знакомые и родственники, которые пострадали от взрывов, и как он вышел и увидел чувака, который лежит на земле в куртке и тянется руками к поясу, и инстинктивно стрельнул, чтобы спасти всех вокруг.

Ошибка, которую он совершил (повторю — по закону иначе никак, если это не ошибка, то он убийца) должна быть כנה וסבירה — честная и reasonable, что по-русски не знаю как перевести, кроме как «резонная» — то есть такая, которую может совершить обычный человек в данной ситуации.

И теперь всё сводится к тому, мог ли так ошибиться обычный нормальный человек? По-моему — да, мог. Потому что вся эта ситуация необычная и ненормальная — когда обычные нормальные люди друг друга пытаются убить, один с ножом, другой с автоматом. И ожидать от человека того же уровня взвешенности, как если бы он сейчас сидел за столом и читал фейсбук, невозможно.

А вот доказать так, чтобы не осталось сомнения, что его не заглючило, — это задача прокуроров. Соответственно, моя задача — это доказать возможность того, что это его страх и глюки.

Я бы сказал семье: то, что осталось от сбора денег на гонорар, отдайте мультипликаторам. Пусть они сделают мультик о том, что у него в это время было в голове.

Как он слышит, что ранили его друзей, как в голове у него крутятся кадры из новостей, обрывки воспоминаний, газеты периода взрывавшихся автобусов, похороны погибших солдат. И вот он выходит, а тот лежит, и в голове солдатик видит, как тот подрывается, а все стоят вокруг, и вот этот момент, когда тебе надо действовать, иначе все погибнут — бах!

Доказать, что он так не думал во время стрельбы, практически невозможно. Значит, есть место для сомнения. Значит, его нужно оправдать.

Ain’t war hell?

Добавить комментарий

Adblock
detector