Эль-Аль и право на однополую любовь

БАГАЦ 721/94 Эль-Аль против Йонатана Данилевича

Те, кто хоть раз прилетал в Израиль самолётами Эль-Аля, на себе испытали дотошность проверки службы безопасности компании. Жалобы на тщательность досмотра неоднократно озвучивались пассажирами, чьё путешествие в Израиль началось с многочасового допроса с пристрастием, но именно благодаря этому Эль-Аль и сегодня является самой безопасной авиакомпанией в мире, что признают даже американцы – после падения башен-близнецов 11 сентября 2001 года израильские самолёты первыми получили разрешение на возобновление полётов в США, за два дня до всех остальных авиалиний в мире.

Первый полёт компании Эль-Аль состоялся в сентябре 1948 года, когда первый президент Израиля Хаим Вайцман прилетел из Женевы в только что созданную страну, а официально компания была зарегистрирована в следующем, 1949 году. К концу пятидесятых годов самолёты Эль-Аля проложили маршрут из Израиля в Нью-Йорк, дважды побив мировой рекорд по длине коммерческого беспосадочного перелёта. До 1977 года самолёты национальной авиакомпании летали и по субботам, но после прихода к власти партии Ликуд полёты стали кошерными и шаббат больше не нарушался.

1 января 1986 года в договор между сотрудниками компании и её руководством были внесены дополнения: бесплатный билет, ранее полагавшийся только официально зарегистрированным супругам работников, стали выдавать и «гражданским супругам» – тем, кто жили вместе с работниками и вели общее хозяйство, что называется на английском «common law spouses». Это решение было следствием общего тренда израильской юриспруденции – признания прав незарегистрированных супругов и сравнения их статуса с теми, кто живёт в официальном браке.

Йонатан Данилевич родился в Южной Африке в год окончания Второй Мировой Войны и в возрасте двадцати шести лет репатриировался в Израиль. В то время признание прав сексуальных меньшинств ещё не дошло до относительно консервативного израильского общества, и Данилевич организовал комитет по защите прав сексуальных меньшинств, штаб-квартира которого расположилась у него дома. Его борьба включала и организацию конгресса ЛГБТ-организаций в Израиле, и первый гей-парад, проведённый в Тель-Авиве. Работал он стюардом в Эль-Але и в январе 1988 года потребовал у фирмы бесплатный билет для своего гражданского супруга.

Необычное требование не нашло отклика в соблюдающей шаббат и кашрут пищи фирме, хотя Данилевич объяснил, что они ведут общее хозяйство и живут вместе в совместно купленной квартире. После длительных размышлений руководство Эль-Аля согласилось выдать полагающийся по праву билет, однако один раз и «в виде исключения». И действительно, уже в следующем году Данилевич билета не получил, в связи с чем подал иск в суд по трудовым конфликтам. Быстро сказка сказывается, да не быстро суд вершится, и решение суда подоспело к 1992 году. Как раз в том году была принята поправка к Закону о равенстве на работе, запретившая дискриминацию трудящихся по признакам «пола, сексуальных предпочтений, семейного положения и количества детей», и Данилевич попал в защищённую законом категорию.

Данилевич был упрям, но и Эль-Аль решил от своего не отступаться – почему-то продолжение дискриминации сексуальных меньшинств было принципиально важно для государственной компании, и дело перешло в высшую инстанцию по трудовым спорам. Высший трудовой суд поддержал решение низшей инстанции и обязал Эль-Аль предоставить билеты супругу Данилевича. Казалось бы, дешевле уже покатать человека на самолёте, чем судиться дальше, но компания не сдалась без боя, и в 1994 году подала иск в Верховный Суд. Ответчиками были сам Данилевич и Высший трудовой суд, вынесший, по мнению юристов фирмы, принципиально неверное решение.

Верховный Суд решил в пользу Данилевича, хотя мнения судей разделились. Судья Аарон Барак, ставший к тому времени Президентом Верховного Суда, обосновал своё решение на Законе о равенстве на работе. «Неужели расставание с партнёром того же пола легче, чем с полом противоположным? Или совместная жизнь с партнёром того же пола отличается, касаемо партнёрства и организации совместного быта, от партнёрства людей разного пола?», — вопрошает Барак в своём решении. И приходит к ответу – разницы нет.

Судья Даля Дорнер, поддержавшая решение Барака, отметила в своём вердикте, что Закон о равенстве на работе лишь обозначил формально уже существующий принцип равенства, на котором строится демократическое общество. Право Данилевича на бесплатный билет для супруга следует, по её убеждению, не столько из закона, сколько из базового для израильского общества понятия о равенстве всех граждан перед законом.

Судья Яаков Кедми – непревзойдённый эксперт в области криминального процесса, книги которого стоят на полке у любого уголовного адвоката, – оказался в меньшинстве. «Равенство, — писал он, – Распространяется только на равных. Однако брак мужчины и женщины находится в принципиально иной категории, чем временный союз двух граждан одного пола, и Эль-Аль прав». Подход Кедми оказался слишком консервативен для нового времени, и Данилевич получил свой ежегодный билет.

С тех пор прошло двадцать лет, Йонатан Данилевич уже пенсионер, живёт с тем же партнёром и всё с тем же упорством продолжает защиту прав ЛГБТ-сообщества, а также борется за права животных и права потребителей. Ну и ещё мы благодарны ему за здоровье – в девяностых годах именно он заставил Эль-Аль отказаться от курения в самолётах.

Из книги «История израильского правосудия»

Добавить комментарий

Adblock
detector