Почем еврейское счастье?

«Почему в Израиле все так дорого?»

Подруга пристально разглядывает ценник в торговом центре «Стоп-маркет» возле перекрестка Ягур, что под Хайфой. Она второй раз в Израиле, но по-прежнему удивляется дороговизне: «Это что же, коттедж (зерненый творог) стоит полтора доллара? 100 рублей? У нас килограмм творога можно купить за такие деньги!»

Что правда, то правда. Однако хочется ответить, что качество израильского творога другое, или напомнить, сколько стоит в «Азбуке вкуса» творог «Братья Чебурашкины» — 149 рублей за 200 граммов. Так вот по-братски. Но я и сама понимаю, что в Израиле все дорого. «Очень дорого!» — если разглядывать ценники в крупных супермаркетах и кошерных магазинах; «не так, чтобы очень…» — если знать, где покупать; «вполне терпимо» — если пользоваться скидками, купонами, картами и подарочными чеками.

Вдоль молочных рек и творожных берегов гипермаркета мы добредаем до витрины с сырами. Я привычно выискиваю желтые ярлыки типа «Третий в подарок». Конечно, у желтого ярлыка есть крупный недостаток: его не окажется на любимом «Чеддере». Мельком взглянув на цифры, подруга Настасья поджимает губы и норовит пройти мимо сыров. В самом деле, обычная «Гауда» стоит 60 шекелей за килограмм. В Амстердаме элитная «Гауда» обойдется вам минимум в 16 долларов, то есть примерно в те же 60 шекелей, а незатейливая из супермаркета — всего в 5 долларов (приблизительно 18 шекелей).

«Нашу «Гауду» я в Петербурге покупаю по 280 рублей!» — Настасья не то чтобы гордится родными сырами, но вполне смирилась с ценами.

За килограмм российского подобия «Гауды» петербуржцы выкладывают 3.74 доллара, или почти 15 шекелей. Это, конечно, не продукт из амстердамской сырной лавки, зато стоит он в четыре раза дешевле, чем любой из сыров в израильском супермаркете. А бесплатный сыр легко найти только в мышеловке.

И все же почему в Израиле все так дорого? Давайте считать.

Во-первых, мы платим налог за кошерные продукты. Сертификат кашрута прибавляет к изначальной цене незатейливой голландской «Гауды» три шекеля: 18+3=21. Замечали солидных неторопливых раввинов в аэропорту Бен-Гуриона, путешествующих без шумного семейства? Это десант от раввината, призванный одобрять товары для импорта в страну. Мы оплачиваем их служебные командировки.

Во-вторых, расходы на доставку и хранение заморских покупок поднимают цену еще на 4 шекеля; итого: 21+4=25.

В-третьих, таможня дает добро примерно за 6 шекелей на каждый килограмм: 25+6=31.

В-четвертых, импортер приплюсует еще 25%, чтобы компенсировать свои расходы. В результате стоимость доставленного в наши палестины килограмма голландского сыра вырастет до 39 шекелей.

В-пятых, приходит черед платить торговым сетям и маркетологам. По дороге с таможни до прилавка сыр подорожает еще на 35%. Некоторые израильтяне любят ивритскую рекламу погорячее, предпочитают загружать корзины в просторных залах «Шуферсаля» и не жалеют звонких монет. Они подпитывают розничных продавцов и их сподвижников.

Завершающим аккордом ценовой политики становится правительственный 17- процентный налог на добавленную стоимость. Вот и получили «Гауду» по 60 шекелей за кило.

Налоги на импортные товары призваны защищать местного производителя. «Тара», «Тнува», «Штраус», киббуцы и фермеры производят коттедж и прочие творожки. Местные производители тоже тратятся на логистику и кашрут, вносят свою долю в оплату труда правительства со всеми госслужащими. Местные располагаются на святой земле, расходуют дорогую израильскую воду и нередко используют зарубежную рабочую силу. С какой стати местным продуктам быть дешевыми?

Подруга облюбовала «русский» магазин, где двести граммов некошерного творога стоят 4 шекеля, то есть чуть меньше доллара. Рынок как альтернатива супермаркетам Настасье не понравился, показался шумным и грязным. А каким еще бывает восточный базар? До Израиля докатилась мода на рыночные рестораны — все блюда из свежайших продуктов, никаких расходов на доставку-упаковку. На рынке Виктора Гюго в центре Тулузы обед с графином столового вина обходится в 22 евро (95 шекелей). В ресторанчиках и кафе при рынке «Кармель» в Тель-Авиве можно перекусить за 100 шекелей, но стейк и французское столовое вино обойдутся существенно дороже, а обстановка подойдет не каждому гурману. Моя Настасья фыркнула и попросилась «в приличное место» — в кафе «Арома».

Вы не прельстились экзотикой и гомоном базара? Тогда вам прямая дорога в «Шуферсаль» и «Стоп-маркет». Кстати, «Стоп-маркет» знаменит распродажей в середине недели свежих овощей и фруктов по три шекеля за килограмм. Выбор не велик, зато парковка, тележка, накопительная система скидок, элитные вина и крепкие напитки. И никакой рыночной толкотни.

Те, кто считает израильские цены «вполне терпимыми», закупают продукты на рынке в пятницу после двух пополудни. В супермаркеты эта публика наведывается нечасто — запасается прежде купонами со скидками и расплачивается подарочными чеками и картами. Однако, чтобы перенести «вполне терпимую» дороговизну, необходимо незаурядное еврейское чувство юмора и сочетание рынка с плановым домашним хозяйством. А кто сказал, что еврейское счастье падает с неба и обходится дешево?

ФОТО: flickr.com

Добавить комментарий

Adblock
detector