Детей нет — есть люди

«Почему в Израиле так балуют детей?»

Итамару год и два месяца. Он родился в тель-авивской больнице «Лисс» и смешал в себе гены украинских, венгерских и сирийских евреев, являясь таким образом натуральным продуктом развитого сионизма. На церемонии его обрезания я сравнивал его с другим Итамаром, сыном Элиэзера Бен-Йегуды — первым ребенком, чьим родным языком стал современный иврит.

Примерно через полтора месяца после рождения Итамар поехал с нами на торжественный ужин стоматологической ассоциации, проходивший в одном из отелей Тель-Авива; в десятимесячном возрасте он впервые в своей жизни совершил трансатлантический перелет; а его первый день рождения мы отмечали на конгрессе стоматологов в Эйлате, и я заметил, что этот ребенок только за первый год жизни видел столько самолетов и гостиниц, сколько я не видел за первые свои пятнадцать лет. Что характерно, везде, куда бы мы с ним ни приезжали, мы встречали другие молодые семьи с детьми.

Детям в Израиле позволено многое. Я с полным пониманием отношусь к желанию Итамара разбросать игрушки по всей гостиной — ему можно, он ребенок; да я и сам бы с удовольствием поразбрасывал игрушки, если б не должен был играть роль взрослого. Он может ползать по траве вместе с кошкой, кидать на пол ложку с кашей, проявлять свой характер — а когда же еще его проявлять, если не сейчас? Возможно, мы балуем ребенка, но мы можем себе это позволить, так почему бы и нет?

Времена бессмысленных запретов остались в прошлом. На постсоветском пространстве все еще немало родителей, в чьем лексиконе преобладают слова «нельзя» и «не трожь», а также идиотские постулаты, которые обычно начинаются со слов «ребенок должен». Господа и дамы, ребенок никому ровным счетом ничего не должен. Он должен познавать мир — это его долг самому себе и ваш долг ему.

Фраза, вынесенная в заголовок моей колонки, принадлежит Янушу Корчаку. Корчака в Израиле почитают в основном за героизм во время Катастрофы, а его педагогическую систему вспоминают лишь изредка, хоть она и является основополагающей в отношениях нашего поколения и наших детей. Корчак считал, что детей нужно принимать всерьез, что у них есть право на уважительное отношение со стороны взрослых и что им необходимо позволить развиваться так, как им предназначено, — в этом надежда на будущее человечества. Возможно, даже не зная этого, современные израильские родители ведут себя именно так — позволяют детям развиваться, балуя их и балуясь вместе с ними. Важно относиться к детям как к полноценным людям, ведь после своего 18-летия они попадут в армию, и тогда все: родители, генералы, политики — будут называть их не иначе как «нашими детьми».

ФОТО: из архива автора

Добавить комментарий

Adblock
detector