Деньги на Палестину

«Эмигранты в Израиле чувствуют себя русскими?»
Надежда Токарева, Барнаул

Из всех моих предков самый интересный образ вырисовывается у деда со стороны отца.
Его семья из Польши. В какой-то момент они переехали в Ригу и жили там безбедно . Они были потомственными ювелирами. Потом пришла злая тетка-советская власть и отняла у них все. Дед еще успел пожить как человек, а не как товарищ. Он продолжил дело своей семьи и загремел в Карлаг.
К тому времени у него уже были жена и маленький ребенок в Риге. Большой дом и белый рояль, который он всегда вспоминал. Кто ж мог знать, что советская власть спасла его от Рижского гетто и смерти.
После того как он отбыл срок в трудармии, он узнал, что возвращаться некуда. Вся семья: мать, отец, сестры, братья, жена и маленький ребенок — погибли в Рижском гетто.

Вот в таком состоянии он и пребывал до смерти. Одинокий скорбящий человек. Женился на первой попавшейся еврейке — моей бабке. Между ними не было отношении. И не могло быть. Это были два осколка совершенно разных миров. Он — умный и циничный делец. Она же москвичка с пальчиком в сторону. На немногих семейных фотографиях они стоят в противоположных углах.

Она сидела дома, он работал. В Алма-Ате заведовал или что-то такое каким-то общепитом. И еще в его ведении были аппараты прохладительных напитков. Вы помните, что это такое?

Всегда полные карманы денег. Где-то дома за картиной — тайник, который нашла моя мама, забитый деньгами. Семья же жила довольно скромно. Я помню вкрапления роскоши, вот как будто в скромный советский быт упал вышитой платок Марии Антуанетты. Сервант на гнутых ножках из невиданного дерева с печатью мастера. Посуда из тончайшего фарфора. Ну вот в общем-то и все.

Отец мой рос почти что шпаной. Иногда дед его брал в какие-то места, где собирались такие же как он, осколки другого мира. Евреи, оказавшиеся как и он в Казахстане. Папа помнит дядю Арона из Польши. Они сидели за круглым столом, пили чай и разговаривали о Палестине. У всех были родственники или там, или в Америке. Сами же они были невыездные, да и не борцы. Мой папа вспоминает, как однажды на таких посиделках они хвастались своими тфилин. И как, увидев как-то раз правительственную машину, он в шутку попросил отца ее купить. Дед криво улыбнулся и сказал, что купить не проблема, проблема потом опять сидеть.

Дед умирал несколько месяцев от саркомы легкого. Никому ничего не рассказал. Никому ничего не оставил. После его смерти встал вопрос, а где же все деньги. Его задавали друзья, родственники. Все знали, как богат он был.

Я-то предполагаю, что у него была тайная жизнь. Другая женщина и другие дети. Папа сомневается и высказывает идею, что все было направлено в Палестину. А вдруг торговый центр «Азриэли» на моей землице стоит?
Вот знак, что я «русская» — переломанные судьбы предков.

Добавить комментарий

Adblock
detector