Молитвами Бегина

«Как Израиль выживает в таком враждебном окружении?»

В самые ответственные минуты, когда независимый израильтянин должен был петь «Атикву», он вдруг уступал место мальчику из Бриска, который шептал псалмы.

В 1981 году накануне выборов Менахем Бегин решает покончить с атомным реактором в Ираке. Шимон Перес укажет на неоправданные риски и обвинит его в намерении повлиять на результаты выборов. Но на то он и Шимон Перес.

Бегин давно вынашивал идею избавиться от опасности ядерной угрозы со стороны Ирака.
Французы активно помогали Саддаму, американцы убеждали, что у Ирака нет цели производить оружие и ядерный реактор в двадцати километрах от Багдада они строят в мирных целях. Дома же оппозиция во главе с Пересом пугала окончанием мира с Египтом, войной со всеми арабскими странами и ссорой с Францией и Америкой. Саддам же на страницах арабской прессы живописал, как утопит сионистов в реках крови посредством первой арабской атомной бомбы.

Атака на ядерный реактор была назначена на май. Все происходило в условиях строжайшей секретности. Бегин понимал, что в случае провала мы заплатим очень высокую цену. Рассказывают, что Ицхак Шамир, будучи членом кабинета, не знал, что его сын Яир, военный летчик, участвует в подготовке операции.

Но зато о готовящейся операции узнал Перес. Он написал Бегину письмо, которое начиналось так: «Я должен исполнить свой высший гражданский долг и предостеречь». Операция была перенесена. Бегин очень боялся провала, где-то была утечка информации. И вот в канун Шавуота восемь израильских самолетов вылетели с военной базы «Эцион». Бегин ходил по комнате и шептал псалмы.

Звонок. Глава Генштаба Рафаэль Эйтан сообщил, что лично беседовал с летчиками перед вылетом. Операция «Офра» началась.

Бегин все это время молился. Нашим летчикам надо было преодолеть над вражеской территорией тысячи километров на небольшой высоте, чтобы остаться незамеченными радарами. Спикер Бегина подготовил три варианта сообщения для прессы: на случай полного успеха, частичного успеха и полного провала операции.

Прошло сорок минут. Звонок. Все цели поражены. Реактор уничтожен. Самолеты летят домой. Израильтяне в это время шли в синагогу. Начинался праздник Шавуот.

На следующий день Франция негодовала. Рейган отнесся с пониманием. Мир с Египтом не рухнул. Арабские армии не объявили войну Израилю.

Во время операции «Буря в пустыне» глава американской разведки прислал израильтянам спутниковые фотографии руин ядерного реактора со словами благодарности. Ужасы, о которых предупреждал взволнованный гражданин Перес, не произошли. Реактор не восстановили.

ФОТО: Milner Moshe, Flickr

Добавить комментарий

Adblock
detector