Как в Израиле относятся к арабам?

«Правда ли, что в Израиле к арабам относятся как к гражданам второго сорта?»

Понятно, что ответ на такой вопрос начинается со встречных вопросов. Кто относится — государство или граждане-евреи? И какие именно граждане? И к каким именно арабам? Имеются ли в виду также и друзы, арабы-христиане, бедуины?

Начнем с того, что в Израиле на конституционном уровне (в стране нет писаной конституции, но есть совокупность так называемых «основных законов») запрещена дискриминация по национальному признаку. Арабы занимают сегодня высокие государственные посты, например, судей Верховного суда, послов и так далее, а если считать еще и друзов, то и самые высокие военные должности. К запрету дискриминации израильские суды относятся очень серьезно. Яркий пример — иски против (справедливого, на мой взгляд) желания разных госструктур дать преимущества демобилизованным солдатам при покупке квартир, приеме на работу и пр. Арабы сразу обращаются в суд, говоря, что их, как не служивших в армии, подобные инициативы дискриминируют. Ну а дальше начинается сказка про белого бычка. А почему же вы не хотите служить? А потому, что это сионистская страна, в которой мы граждане второго сорта… В подобных случаях суд почти всегда принимает сторону истцов-арабов.

Найдется немало профессиональных областей, где особенно неуместно говорить об «угнетенном» положении арабов. Например, медицина, в особенности хирургические специальности. Во многих отделениях иерусалимских и хайфских больниц уже большинство ординаторов говорит по-арабски. Этому способствовало несколько факторов. Один из них заключается в том, что благодаря автоматическому освобождению от армейской службы арабский студент (из числа арабского большинства, а не названных выше меньшинств, у которых особые отношения с государством и многие из которых призываются в армию) имеет фору в три-четыре года по сравнению со своим сверстником-евреем. Я никак не могу привыкнуть к тому, что некоторым моим стажерам-арабам всего 22 года — в этом возрасте их еврейские коллеги в лучшем случае только поступили в университет, а многие еще служат в армии.

В некоторых сферах жизни государству особенно важно активное участие арабского населения. К примеру, в правоохранительной системе и в социальных службах. Дело в том, что арабское общество в целом воспринимает эти структуры как враждебные, что сильно мешает менять к лучшему жизнь внутри этого самого общества. С этим связан начатый в последний месяц процесс активного привлечения в полицию именно мусульман. Арабы-христиане и друзы давно и успешно служат в рядах полиции, но для мусульманского населения они почти такие же чужие, как и евреи, даром что говорят по-арабски.

Значит ли это, что проблема совсем высосана из пальца? Нет, это не так. Если говорить об ощущениях, а не о законах, арабы, действительно, едва ли стали полноценной и полноправной частью израильского общества. У этого много причин и аспектов, но я коснусь лишь двух, которые лично мне кажутся особенно важными.

С одной стороны, многие арабы (далеко не все!) сами ощущают себя гражданами второго сорта в том смысле, что не испытывают гордости за страну, не любят ее символов. В успехах и достижениях Израиля они не видят потенциала для своего собственного процветания, поэтому у них нет стимула этим успехам способствовать. Я говорю даже не о политике, а о готовности прилагать усилия, например, к поддержанию чистоты на улицах и к охране окружающей среды. Не то чтобы евреи были в этом смысле образцом для подражания, но все же они, как правило, хотя бы на словах понимают, что лес нужно сохранить для своих внуков, а вот арабы — далеко не всегда. В какой степени в этом виновато само арабское общество, а в какой — еврейское большинство, вопрос сложный, но в любом случае такова ситуация и она вредна для будущего страны.

Вторая часть проблемы состоит в том, что наученные горьким опытом десятилетий террора еврейские жители Израиля часто относятся с опаской к каждому арабу: а если он нас ненавидит? А ну как ножом пырнет? Сейчас, когда арабов так много среди врачей, эти опасения нередко оборачиваются серьезной проблемой: пожилые пациенты-евреи, особенно те, кто родом из мусульманских стран, боятся лечиться у доктора-араба и, увидев во мне «своего», бегут за помощью. А мне что прикажете делать? Я знаю, что мой коллега-араб не просто достойный человек, но и отличный специалист, намного превосходящий меня в какой-то области, но преодолеть страх больного не всегда удается.

Или достаточно было одного террориста-работника телефонной компании «Безек», который несколько месяцев назад напал на стоявших на остановке мирных граждан, чтобы жители Иерусалима стали неохотно впускать к себе в дом техников-арабов. И ведь можно понять обе стороны: и опасения клиента, особенно если это одинокая женщина или пожилой человек, и обиду приличного человека, которого клиент вдруг просит прислать вместо себя еврея. Такая проблема возникает и с таксистами, да и вообще в любой ситуации, когда клиент зависит от профессионала.

Особенно обидно бывает, когда страх и недоверие распространяются на друза или араба-христианина. Многие из них отслужили в израильской армии и доказали делом, что на них можно положиться. Проблема в том, что они-то это знают, а клиент — нет! Далеко не каждый из нас отличит друза по акценту, а араба-христианина — по фамилии, хотя им самим эти различия кажутся очевидными. Так или иначе, далеко не беспричинные страхи очень сильно мешают интеграции арабов в израильское общество, даже тех, кто к этой интеграции стремится.

Есть множество других препятствий — религиозных, культурных, языковых… Но если бы две проблемы, которых я коснулся, были сняты, разобраться с остальными, наверное, было бы проще.

Меир Антопольский готов также ответить на вопросы об организации экскурсий по Иудее и Самарии в рамках проекта «Место встречи»

ФОТО: премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу на встрече с лидерами арабской общины

Добавить комментарий

Adblock
detector