Как израильские новобранцы воевали с Саддамом

«Правда ли, что в Израиле к арабам относятся как к гражданам второго сорта?»

Холодной февральской ночью нас подняли по тревоге. Дали одну минуту, чтобы построиться на плацу. В строю кто-то еще застегивал штаны, когда сержант, драматично вышагивая взад-вперед, с расстановкой и должным трагизмом произнес: «Сегодня ночью. Американские войска. Бомбили. Багдад. Саддам Хуссейн. Готовится нанести ответный удар. По Израилю. Страна нуждается в вас. Автобусы уже ждут. Готовность — одна минута!»

Нет, это не отправка израильских коммандос на операцию по ликвидации иракского диктатора. Это даже не учения в боевых частях ЦАХАЛа. Это курс молодого бойца на военной базе в центре Израиля. Мы в армии всего лишь два дня, нам еще не раздали автоматы, нас только научили обращаться к командиру, не используя слово «братан».

Да, еще. На дворе 1998 год, Саддам Хуссейн еще жив, и все еще думают, что у него есть химическое оружие. Про ракеты, долетавшие за считанные минуты из Ирака несколькими годами ранее, в Израиле тоже еще не забыли.

И вот нас посреди ночи грузят в автобусы и отправляют безоружных на войну с Саддамом Хуссейном. Так, по крайней мере, думает большинство из нас. Смартфонов тогда еще не было, с Фейсбуком свериться невозможно. Пытаемся всмотреться в редко встречающиеся на ночной дороге автомобили. Может, уже объявлена всеобщая мобилизация? Может, началась эвакуация? По указателям на трассе гадаем, куда нас везут. Может, на военный аэродром, будут десантировать на территорию врага? Или в «Бен-Гурион»? Полетим в Багдад с пересадкой в Стамбуле? «Нас везут в Эйлат, — робко предполагает Орен, самый болтливый в роте. — Оттуда на подводной лодке до Персидского залива рукой подать».

Под утро въезжаем в Иерусалим. Город живет своей размеренной жизнью. Но в Иерусалиме ведь уверены, что мусульманские святыни иракский агрессор не тронет. Вот поэтому, наверное, чиновники так спокойно разъезжаются по госучреждениям, харедим так буднично семенят в синагоги.

Но вот чиновников и харедим на улицах сменяют женщины в платках и темных длинных платьях. На вывесках магазинов все заметнее арабская вязь. Наш автобус с уже заснувшими от неизвестности новобранцами останавливается у ворот школы в Восточном Иерусалиме. У нас остаются считанные минуты на последние догадки. Хитроумное внедрение в тыл врага еще не обстрелянных кадров? Поддержание порядка в среде нелояльных граждан? Выявление и задержание предателей?..

Нет! Следующие 15 часов мы будем разгружать до поздней ночи подъезжающие военные грузовики с противогазами и раздавать средства индивидуальной химзащиты жителям соседних районов. Жители, не очень охотно говорящие на иврите, иногда будут благодарить. Но чаще будут просто молча и с некоторой брезгливостью принимать коробки с противогазами из рук оккупантов. Для особенно встревоженных агрессией дальнего родственника из Ирака специально обученная девушка-офицер будет проводить инструктаж на арабском: «Да, когда вы будете надевать противогаз, платок, уважаемая, лучше снять с лица».

А еще из окон школы скучающие арабские дети (из-за угрозы войны занятия же отменили) будут сбрасывать на нас тяжелые металлические стулья. На безоружных новобранцев, раздающих их родителям средства индивидуальной защиты. Все тот же Орен предложит вместе с противогазами обеспечить жителей Восточного Иерусалима другими резиновыми средствами защиты. Мол, на следующей войне меньше противогазов потребуется.

Противогазы тогда так и не понадобились. И следующие войны были совсем другими. Но в каждую из них жителей Восточного Иерусалима, как и еще почти пару миллионов израильских арабов, прикрывали такие же необстрелянные новобранцы в Службе тыла ЦАХАЛа или на установках ПВО «Железный купол».

ФОТО: Пресс-служба Армии обороны Израиля

Добавить комментарий

Adblock
detector