Английский шпион из разделенного Иерусалима

Государство Израиль ещё не отметило свою первую годовщину, но суд уже идёт, и молодая независимая судебная система – наследник английской и турецкой – начинает свою работу. Впервые Верховный Суд заседает как заключительная инстанция по обжалованию уголовных дел, и первая апелляция подана английским инженером, признанным виновным в шпионаже.

Иерусалим разделён на две части – западная под контролем молодого еврейского государства и восточная под властью Иорданского Королевства. Англичане, жившие в подмандатной Палестине, внезапно оказались разделены границами, и инженеры-электрики, обеспечивавшие бесперебойную подачу электроэнергии в Иерусалим, находятся по разные стороны фронта. Фредерик Сильвестр остался на западе, но он продолжает созваниваться и переписываться с соотечественниками с востока, особенно с коллегами – в силу привычки и общности электросети, которую надо постоянно чинить, ведь снаряды и бомбы рушат линии передач, падают столбы, ломаются подстанции. У него даже есть приёмник и радиопередатчик – ни электронной почты, ни Фейсбука, ни Твиттера ещё не существует, а общаться и хочется, и надо.

Но контрразведка юного еврейского государства не дремлет, и болтун – находка для шпиона – сам попадает под подозрение в шпионаже. На допросе Сильвестр признаёт, что передавал коллегам на той стороне данные о повреждениях электросети, а это – секрет. Окружной суд Иерусалима подтверждает обвинения, и теперь электрик уже официально становится разведчиком. Быть осуждённым за шпионаж в военное время – удовольствие, прямо скажем, ниже среднего, и адвокаты подают апелляцию в Верховный Суд.

Основные аргументы адвокатов сводятся к процедуре – неправильно поданное обвинительное заключение, недостаточно чётко сформулировано обвинение и пропущены некоторые детали преступления. И вот здесь независимый израильский суд дистанцируется от породившего его английского с понятием «плодов отравленного дерева» (fruit of poisonous tree), согласно которому нарушения в уголовном процессе влекут за собой автоматическое непризнание всего, что из них выросло. Суд говорит, что уголовный процесс – это не игра в шашки, где один неправильный ход ведёт к проигрышу всей партии. Цель уголовного процесса, говорит Верховный Суд в своём первом приговоре, это выяснение правды и наказание виновных, поэтому ничего страшного, что прокуроры немного ошиблись – вот мы их сейчас немного поправим, и всё путём.

Однако на этом, к радости адвокатов защиты и самого Сильвестра, судьи не останавливаются, и определяют важнейшую для всей уголовной системы концепцию – концепцию разумного сомнения (ספק סביר, reasonable doubt) – как неотъемлемую часть доказательства вины. Вот как объясняет это суд: «В случае, если из общих обстоятельств дела можно сделать вывод как в пользу обвинения, так и в пользу обвиняемого, и вывод в пользу обвиняемого, пускай и маловероятен, но всё же логически допустим – следует признать подсудимого невиновным, так как обвинение не было доказано свыше всякого разумного сомнения».

Этими словами заложен фундамент израильского правового общества, в котором человека нельзя осудить по подозрению. Само понятие «разумное сомнение» идёт из глубины веков, но на английском языке впервые было употреблено в 1784 году, когда в Лондоне судья инструктировал жюри присяжных в суде над Ричардом Корбеттом, обвиняемом в поджоге. «Если у вас есть разумные сомнения в его вине, вы должны толковать их в пользу подсудимого», — сказал британский судья больше чем два столетия назад. С тех пор это стало составляющей частью уголовного правосудия, и мы себе не можем представить, чтобы человека осудили в случае, если, вероятно, он не преступник. В этом огромная важность самого первого приговора Верховного суда Израиля – 1/48 Сильвестр против юридического советника правительства.

К сожалению, в современной реальности суды всё реже цитируют ту часть, которая говорит о несостоятельности обвинения без абсолютного доказательства вины, и всё чаще – фразу об игре в шашки, причём всегда в пользу обвинения, которому дают ещё и ещё шансы подправить свои аргументы, чтобы засудить человека. Однозначных путей развития судебной системы нет: с одной стороны, суд ведёт общество в сторону свободы и принятия европейских либеральных ценностей, а с другой – выносит обвинительные приговоры, немыслимые по стандартам тех недалёких лет, когда Израиль был ещё совсем молодым.

Из книги «История американского правосудия»

Добавить комментарий

Adblock
detector