Понаехали!

«Чем алия 90-х отличается от сегодняшней?»
Софья А., г. Санкт-Петербург

Новым репатриантам в ульпане иногда дают не только уроки иврита, но и дополнительные лекции на русском языке. Как обустроиться в новой стране, как искать работу, как грамотно составить резюме или найти курсы переквалификации. И вот приходит к нам дама, приехавшая в начале девяностых, и начинает объяснять, как пользоваться кредитной карточкой. А потом говорит ребятам из Харькова: «Это можно посмотреть в интернете, в Гугле. Вы умеете? В Украине есть интернет?»

Нет, это не к тому, что так можно. Государственный лектор все-таки должен быть более подготовлен. Это я к тому, что можно даму попытаться понять.

Я прекрасно помню страну, из которой уезжала эта алия, которую назвали «колбасной». Страну, полную духовных надежд и полного отсутствия предметов первой необходимости. Израиль двадцать пять лет назад тоже Соединенными Штатами Америки не был, однако, по сравнению с Советским Союзом, просто царство потребления. Впрочем, поначалу не для них, той самой «большой алии», которая приезжала с дыркой в кармане и вошью на аркане. Историй, как начинали, — множество. Мой знакомый врач рассказывает, как пределом мечтаний для его двоих детей был чупа-чупс, но он не мог его купить. А когда он сдал наконец экзамен и подтвердил гордое звание доктора, они с женой позволили себе невиданную роскошь — пошли в кафе и заказали себе по чашке кофе с пирожным. Отпраздновали.

В это время мы, оставшиеся, тоже проходили кооперативные рестораны и магазины, красивые — аж слюнки текут, недоступные — аж плакать хочется. Время шло, мы потихоньку поднимались и там, и здесь, переходили от работы на банановой плантации и ночного таксования на родительских «жигулях» к работе в офисе. Брали ипотеку и машканту, заселялись на собственных квадратных метрах.

Мы шли параллельно, только не особо думали друг о друге. Некоторые с тех пор так и не посетили «доисторическую родину», некоторые узнавали о происходящем в Израиле из сводок очередной ливанской войны. Мы похожи, только не очень пока понимаем друг друга.

Во-первых, потому что знаменитый старый юмористический ролик Арика Айнштейна бессмертен. Напомню, там на берег выбираются очередные олимы, целуют землю Израиля, а на берегу уже стоят «старожилы» и обсуждают в стиле: «О, понаехали! Тоже мне. Да где они собираются работать? Да кто их здесь ждал?» Через пару лет картина повторяется, только «старенькими» уже работают бывшие «новенькие». Приехавшие в девяностые говорят, что их тоже «строили», приехавшие в семидесятые: «Горя не знаете, в отказе не сидели, КГБ не нюхали, приехали на все готовое».

Во-вторых, приехавшие в девяностые иногда считают нас слишком амбициозными и высокомерными, а мы их — оторвавшимися от реалий. К этому, действительно, не сразу привыкаешь, — когда ты без кожи приземлился, а тебе сразу про знаменитый «тазик говна». Который «мы ели», а теперь ты кушай. И вообще где ты был, пока мы горбатились на стройках сионизма. Ничего тебе не светит, шустрый ты эдакий. Самим не хватает, куда тебе. Полы иди мыть. Это я передаю цензурную версию, а есть еще и нецензурные. А люди сейчас приезжают не по экономическим причинам, взрослые, с карьерой и опытом. С деньгами на первое время. Кредитной карточкой и интернетом пользоваться умеют, французский сыр употребляли внутрь. На «дедовщину» огрызаются.

Разница только в том, что мы приехали из устроенной жизни не по причине отсутствия трусов или колбасы. Но идеологов сионизма среди нас по-прежнему мало. Хотя есть. И как в старые добрые девяностые, мы помыкаемся и найдем свое место под пальмой. А нашим детям на иврите будет говорить легче, чем на русском. Некоторые из них составят славу и гордость Израиля. Такая страна — в ней всегда много новых жителей. И у них есть мечта — чтобы ролик Арика Айнштейна стал неактуальным.

ФОТО: The Jewish Agency for Israel

Добавить комментарий

Adblock
detector