Адар

Хайфский Адар* — чудная галерея лиц и характеров. Вот стайка девчонок в темных шерстяных юбках и колготках, морщащихся на щиколотках. Религиозные. Но дети ведь, дети. «Вау, такую хочу», — говорит одна другой почти шепотом, с нежностью разглядывая розовую кофточку с кошкой Китти в блестяшках. Вторая хихикает в кулачок, дергает подружку за юбку: «Пошли, мол, дурында, какая там Китти».

Рядом с кафешкой, где все по пять шекелей, компашка мачо-подростков. Явно поклонники хип-хопа или как там это все бумкающее называется. Модные стрижки с выбритыми висками и какими-то молниями на затылках, обтягивающие спортивные штанцы, кепарики белые, почему-то не по размеру. Один особенно хорош и знает об этом. Челка у него красная, а кепарик все время слетает, но уж очень нравится его хозяину этак презрительно подергивать головой. Каждая затяжка сигаретой — мимическое шоу, голову резко откинуть назад, посмотреть из-под пушистых ресниц, надменно сощуриться. Хорош!

Еще через несколько метров в маленькой пиццерии стайка чернокожих подростков. Хохочут, роняя куски пиццы на стол — чай, не графья, в университетах не учились. Гибкие, звонкие, шоколадные такие. Волосы всех цветов радуги и торчат у кого эйфелевой башней, у кого фирменной прической домовенка Кузи. В телефоне у каждого кто-то истошно поет. Подергиваются в такт, подпевают, то вразнобой, то вдруг совпадая на фразе. Картинка хоть сегодня в кино вставляй. Вот бы увидеть их лет через десять такими же живыми, смеющимися, а не укутанными в тяжелый и скучный быт.

«Русские», конечно, очень выделяются. Уставшие. Даже молодые уже уставшие. Даже если они тоже с тоннелями в ушах и разноцветными челками. Но главная песня — это бабушки. «Злата, сядь за стол! Потом места не будет. Сядь за стол, я тебе сказала!» Пятилетняя Злата завороженно выдергивает у прилавка фирменные шарики МакДональдса. Красный, белый, синий. Шарики приветливо скрипят, там еще есть, но бабушка снова: «Злата, ты слышишь, что я тебе сказала? Займи место, а то будешь есть стоя». Судя по раздраженному тону, счастье поесть вредного МакДональдса Злата выпрашивала, умоляла, торговалась и клятвенно обещала за МакДональдс отказаться от мультиков вечером. Бабушка выполняет невыносимое — доставляет ребенку удовольствие. Страшно страдает и мучается при этом, потому что МакДональдс гадость, а дома Злату ждет полезный суп. «На, ешь», — перед Златой плюхается поднос с крошечным пакетиком картошки фри. «А ты не будешь?» — тихо и с надеждой спрашивает Злата, крепко сжимая шарики. Ведь к прилавку больше не пустят, а попросить бабушку подержать добычу — кто его знает, что получишь в ответ. «Нет, я эту гадость не ем». Бабушка поджимает губы и страдает, пока поникшая Злата «получает удовольствие».

В дверях обувного магазина (никогда не видела, чтобы туда хоть кто-то заходил) красно накрашенными губами курит продавщица. «Так а шо я могла ему сказать, — говорит в телефон. — Ты ж понимаешь, это вырванные годы». Я тихо иду дальше, сочувствую.

Мальчики совсем в черных костюмах и шляпах. Ходят вдоль торговой улицы, предлагают наложить тфилин. Весело, задорно. Тоже в общем стайка подростков, но каких-то серьезных уже, приставленных к делу, не щебечущих, несмотря на ломкие еще голоса.

Черт его знает, что это за место, этот Адар. Не Восток и не Запад, не Россия и не Израиль. Цветное, аляповатое одеяло из лоскутков и обрывков арабского, русского, иврита. Грязное, потертое, то тут, то там с подновленными заплатками, странное, стыдное даже немного своим напоминанием о южной советской глубинке. И все это в декорациях старых арабских домов. Красивых, полуразрушенных порой, с арочными окнами, из которых зыркают пугливые кошки.

Мы тут кольцо мне обручальное покупали. Полтора года назад. Хозяйка магазина — крошечная, почти лысая старушка — называла меня «метука шели» и с нежностью цепляла мне на пальцы то огромные бриллианты, то ярко-желтые золотые бублики. Выбрали тоненькое, гравированное, из белого золота. Вынесли из сверкающей восточным разнообразием лавки нежную искрящуюся полоску. Не уберегли…

…Пахнет какой-то не очень полезной едой. Растерянные картонные стаканчики из-под кофе мечутся под ногами. Белые лохматые розы цветут. А завтра, говорят, будет снег…

*Адар — старый район Хайфы.

Добавить комментарий

Adblock
detector