Израиль — это я!

Израиль отмечает День независимости. Прошло 68 лет с тех пор, как Давид Бен-Гурион провозгласил создание государства, в возможность которого уже и не верилось почти. Все эти годы евреи возвращаются домой. И очень по-разному приживаются, проживают свою принадлежность к этой стране. Мы спросили авторов «Шакшука.ru», что они чувствуют в этот день. И вот, что получилось.

                  brook

Зоя Брук

Гид

В Израиле более 20 лет

Наверное, многие сочтут странным, что я настолько уверенно и без колебаний говорю про эту страну: «Моя». Попробую объясниться.

Мы родились и выросли в огромной державе. Мы привыкли гордиться тем, что «широка страна моя родная, много в ней лесов, полей и рек». Тем не менее, живём здесь на территории меньшей, чем большинство областей и даже районов там.

Это, оказывается, очень славное ощущение: моя страна сшита мне ровно по мерке. Здесь удивительно уютно и комфортно. Мне нравится ориентироваться в Израиле как в собственной квартире — наощупь. Не глядя, автоматом, даже при выключенном свете протягивать руку — и вот вам горный хребет Кармель, Иудейская пустыня или, скажем, древняя синагога в Верхней Галилее. Синагога эта сложена из чёрного-пречёрного базальта, если хотите, я запросто покажу вам, откуда этот базальт вытек в бытность свою вулканической лавой. Я могу пролететь на машине всю мою страну за несколько часов — и при этом лично знакома, похоже, с каждой колючкой и с каждой пересыхающей летом лужицей.

Мне нравится, как здесь строятся отношения между людьми. Нравится почти полное пренебрежение к субординации. Нравится, что даже к премьер-министру, если придётся, я смогу обратиться по имени, и это не будет ни хамством, ни фамильярностью. Нравится, что мимолётный обмен взглядами со случайным встречным вызывает взаимные улыбки. Нравится, что у любого можно спросить совета. Когда совершенно незнакомые люди на улице вдруг начинают давать советы, когда их об этом не просят, это немного бесит, слегка хочется придушить иногда, — но, в конечном итоге, тоже нравится.

Мне нравится, что у меня живые и непринуждённые отношения и со временем, и с историческими персонажами моей страны. О, у меня уже сложился из этих персонажей свой, личный дружеский кружок. Хорошая такая компания, народ разных национальностей и разных эпох, но все — наши люди. Было бы круто как-нибудь собраться всем вместе у костра. Или у мангала…

Вы понимаете, есть страны больше. Есть страны богаче. Есть страны почище, вылизанные до блеска и отполированные суконкой. Есть страны, где гораздо меньше балагана и раздолбайства, где не так орут на рынках, в парламенте и везде. И где не писают на обочинах шоссе, чисто символически укрывшись за собственной машиной.
Есть страны с приличным климатом, а не с таким затяжным знойным безобразием, как у нас.
Есть страны, над которыми, как дамоклов меч, не висит постоянно угроза войны.
Но чувство дома отчего-то возникает только здесь.
В этой стране — в моей стране — даже День Независимости, главный государственный праздник, проходит, как день рождения близкого человека.
Очень близкого человека.
Очень большой день рождения.

shustik

Евгения Шустикова

Журналист

В Стране два года

Прожив в Израиле всего полгода, я написала у себя в ленте в Фейсбуке:  «Сегодня День независимости Израиля. И в этот чудесный день я хочу признаться в любви! Я люблю тебя, Израиль!!!!! Спасибо тебе! Теперь я знаю, как себя чувствовать гражданином государства, которое заботится о тебе и твоих близких, как улыбаться каждое утро и желать всем доброго дня!»
Спустя два года к этим словам я могу добавить только одно: оказывается, страну, в которой ты живешь, можно любить так же сильно, как и человека, с которым ты живешь. Это открытие произошло со мной на сорок первом году жизни!

tribel

Игорь Трибельский

Историк. Экскурсовод

В Израиле 25 лет

Я не Людовик XIV, а Израиль не Франция. Но в глубине души я почему-то ощущаю, что Израиль — это я. Его победы и достижения — это мои успехи, когда ему плохо, я не могу спать по ночам, потому что это моя боль. День Независимости — это как мой день рождения…

dov

Семен Довжик

Журналист

Гражданин Израиля. Живет в Лондоне.

Воспоминания о праздновании Дня Независимости в Израиле у меня не самые радужные. С одной стороны, это единственный светский праздник в стране, когда работает общественный транспорт. С другой стороны, вспоминается гуляние по центру Иерусалима, когда тебя норовят либо обрызгать какой-нибудь гадостью, либо засадить по голове музыкальным молоточком. Не очень понятно, почему радость по случаю независимости еврейского государства проявляется именно в такой форме. На следующий же день вся страна покрывается едким слоем дыма и тотальным запахом мяса, который обезумевшие от собственной независимости израильтяне жарят на любом зеленом клочке страны.
В диаспоре же День независимости это всегда повод для гордости. Ровно как светские евреи вспоминают о своем еврействе лишь два дня в году (в Рош А-Шана и Йом Кипур), так и многие израильтяне проявляются лишь в День Памяти и в День Независимости. И это того стоит: приемы в посольстве, праздничные концерты, вечеринки и т.д. В этот день мы все израильтяне: и настоящие, и бывшие, и те, кто там никогда не бывал. Так что с праздником!

krylova

Ольга Крылова

Учитель

В Стране 25 лет

День Независимости для меня это ощущение дома. Надежного, крепкого, уютного пахнущего дымом от тысячи мангалов. Мы, израильтяне, вообще любим пожрать, но почему-то именно в День Независимости этот культ еды достигает своей вершины. Словно мы полностью отыгрываем нашу знаменитую пословицу, что израильские праздники это про то, как нас снова хотели убить, ничего не получилось — так давайте соберемся и покушаем по этому поводу.

Собраться всей семьей, выехать в парк, найти там место и расположиться всей толпой становится в этот день национальным квестом, потому что в этом участвует вся страна. Кое-где места приходится занимать с вечера.

И уже с вечера города окутывает облако дыма и дурманящий запах жареного мяса. И ты идешь по улице в парк, откуда уже несутся звуки музыки, и покупаешь ребенку очередную фигню на голову (переливающуюся всеми цветами или бело- голубые уши с шестиконечными звездами) и зачем-то огромный надувной молоток который будет потом неделю болтаться у всех под ногами.

Идешь не спеша, потому что тепло и хорошо, здороваешься с соседями, встречаешься с друзьями. Не спеша находишь место на полянке перед сценой, садишься на траву (пристраиваешь этот дурацкий молоток, который уже надоел ребенку) и понимаешь, что вся вот эта вот толпа вокруг- поющая, скачущая, бегающая, отдыхающая — это и есть твой дом.

Дом, в котором тебя любят, ждут, в котором ты никогда не останешься один. Где всегда помогут, где детям будет спокойно и уютно, потому что их любят больше всего на свете. Дом, в котором миллион проблем, но в который хочется вернуться, когда уезжаешь. И когда небо взрывается салютом, то приходит это ощущение, что все правильно, что ты там, где должен быть, что все сошлось именно в этой точке — в этом месте и в это время. Мы все должны были здесь оказаться и неважно, предначертано это судьбой или решено Богом. Главное, что дома. Вместе.

shulga

Юрий Шульга

Журналист

В Стране меньше года

Первый раз на День независимости Израиля мы попали случайно, еще когда были здесь просто туристами. Специально подгадывали время окончания всех известных праздников, чтобы не толпиться вместе с паломниками. Но, кроме Пасхи и других разноконфессиональных дат, в Израиле, как оказалось, есть и более значимые дни в календаре. Конечно же, сначала нас напугала сирена. Та самая, которая звучит в День памяти. Из окна нашего номера в тель-авивском отеле видно было только соседнее реконструируемое здание. Помог телевизор — там все понять можно было и без знания иврита. Уже спустя полтора дня мы с 11-месячной дочкой брели вдоль пляжа с аквапарком в Тверии. Каждый квадратный сантиметр за забором был заполнен людьми, мангалами, магнитофонами, шезлонгами, колясками. Очередь на горки была примерно как в московский Macdonald’s в 90-м году и в мавзолей Ленина до 90-го. Внутрь мы так и не попали и побрели обратно в сторону гостиницы. Вдоль колясок, шезлонгов, магнитофонов, мангалов, людей.
Каким будет наш первый День независимости в статусе граждан, я еще не знаю. Но сирена вчера вечером уже не испугала. И слезы в глазах всегда шумных и веселых киббуцников (мы живем в киббуце) не вызвали вопросов. И портреты молодых ребят с горящими перед ними свечами не требовали пояснений. Эти слезы, эти улыбающиеся с фотографий лица, все 23 477 имен — это и есть независимость Израиля.
P.S. Недавно выбрался в Тель-Авив. Дом, что напротив окон нашей гостиницы, все еще на реконструкции. И то верно, куда торопиться — если мы здесь навсегда.

Добавить комментарий

Adblock
detector